Badge blog-user
Блог
Blog author
Прocтo Mы
Blog post category
Общество

Дмитрий Щёлоков. Они другие. Биологически. Нейрофизиологически

«Они не просто подключены к Интернету, они подключены ко всем людям в Интернете, ну в смысле к тем, кто тоже способен на это, у них просто по другому работают мозги»

31 March 2017, 06:19

Дмитрий Щёлоков. Они другие. Биологически. Нейрофизиологически

«Они не просто подключены к Интернету, они подключены ко всем людям в Интернете, ну в смысле к тем, кто тоже способен на это, у них просто по другому работают мозги»

Статистика Постов 279
Перейти в профиль

Извините, но не могу остановится. Сейчас многие вспоминают себя юным в 1989-1991, типа ничего нового, мы были такими же в их возрасте. Есть и мне, что вспомнить.

Во время путча 1991 года мне было 12 лет, но путч мимо меня не прошел, я расплакался, когда услышал о произошедшем, подумал, что «всё кончено», и успокоился только вечером, когда в программе Время вышел в эфир сюжет Медведева (был такой тележурналист, который потом стал пресс-секретарем Ельцина) от Белого Дома (его тогда так не называли, это название он обрел как раз в те дни) с Ельцином на танке, и я прыгал от радости (я и сейчас так делаю), когда в эфир вышла трансляция заседания Верховного Совета РСФСР, я понял «мы победили». Но для меня путч не был неожиданностью, я начал ждать военного переворота после бойни в Вильнюсе. (Я очень хорошо помню ту программу «Наши» Невзорова, с которой начался новый русский фашизм, и теперь всякий раз раздражаюсь, когда кто-то цитирует Невзорова или постит видео с ним, искренне считая отца русского фашизма либеральным публицистом). И даже, наверно, раньше, после отставки Шеварнадзе с поста министра иностранных дел. (Я к нему относился очень положительно, считал, что всё хорошее, что приписывается Горбачеву, это заслуга Шеварнадзе. А к Горбачеву я очень плохо относился, ну тогда все, к нему плохо относились. Это сейчас я понимаю, что всё это заслуга Рейгана, и неважно, кто тогда был министром иностранных дел СССР, результат был бы ровно тот же, СССР нужны были деньги, и он пошел ради их получения на ядерное разоружение и демократические реформы). Шеварнадзе произнес тогда ту знаменитую речь о том, что нас ждет диктатура, меня, как и многих, тогда эта речь взволновала. Впрочем, думаю, тогда многие ждали и военного переворота, но взрослые в моем окружение этого не говорили, это были мои личные мысли.

То есть вначале я был оппозиционером как и все, ну как молодежь, тогдашние 25-30-летние нынешние 50-60-летние ватники, я был со всеми в 1989 году против «обкомовского» кандидата на выборах на Съезд народных депутатов, увидев на двери почты надорванный плакат в его поддержку дорвал его, так переживал за исход тех выборов, что пошел на избирательный участок следить за подсчетом голосов, но уже скоро, по ходу того, как Горбачев устраивал одно кровопролитие за другим, я перешел в оппозицию не к КПСС, а к самому СССР, я считал, что оно должно разрушится, правда, в слух я про это не говорил.

На митинги я тогда тоже ходил, кроме себя других подростков там не видел, ну то есть я был как тот пятиклассник из Томска, правда, с речами я тогда не выступал, но яростно, до слез, до истерик спорил со взрослыми о политике. Ну то есть я тогда был в оппозиции не только к режиму, но и к семье и учителям. Правда, в школе я не устраивал истерик, я просто вышел из пионерской организации, было это, наверно, в феврале 1991 года, а через месяц-полтора разрешили не носить пионерские галстуки, думаю, это было результатом того, что я был не единственный такой в стране, и где-то там решили, что надо сделать так, чтоб подростки, находившиеся в оппозиции к режиму не были бы так заметны. То, что я в ответ на вопрос учителя, почему я без галстука, сказал, что я вышел из пионеров, её особо не удивило, и восприняла она это спокойно, потому что в общем-то знала мои взгляды, потому что перед этим произошла одна примечательная история: у нас был диктант про то, какие хорошие коммунисты, может КПСС, а может комсомол, сейчас не помню, но вместо того текста, который диктовала она, я написал то, что я думаю, о коммунистах, а на следующий день, она разкритиковала мои слова, типа я всё неправильно понимаю, и Павлик Морозов был хороший, что всю историю про Павлика Морозова выдумал Горький (или не Горький?), а в реальности всё было по другому (не помню, писал ли я про Павлика Морозова или она сама об этом узнала и решила нам рассказать, воспользовавшись моим, как сейчас бы сказали, постом), отец был не кулаком, а председателем колхоза, который, очевидно, за взятку выписывал крестьянам документы, чтоб они могли уехать от раскулачивания из деревни (если ничего не путаю), и вообще, он их бросил (или мать Павлика от него ушла из-за побоев, забрав детей), был пьяницей, то есть вообще плохим человеком, так что правильно, что Павлик на него донес, ну и погиб соответственно героически. (Если бы это происходило в 2017 году, то кто-нибудь записал бы это на смартфон и выложил в YouTube, и это стало бы вирусным видео)))). Потом, помню, кто-то из учеников пересказывал услышанное от неё на другом уроке, рассказывая о пионерах-героях, так что её слова вполне убедили большинство моих одноклассников, а меня никто не стал слушать. Ну как никто, с другом это обсуждали, он, наверно, был со мной согласен, и девочка, с которой я сидел, самая эрудированная во всех темах (включая секс, мы с ней морщились, когда класс ржал на уроке биологии по поводу тычинок и пестиков — «вот оказывается, как это происходит», типа какие они все недоразвитые), за одной партой, когда увидела, что я написал, была в ужасе и, наверно, в восторге, что я хочу отдать на проверку это, а не тот текст, который нам диктовали.

Я тогда себя считал анархистом и пацифистом. Ну с анархизмом всё было весьма несерьезно (думаю, сейчас, когда я себя не считаю анархистом, я в большей степени анархист, чем тогда, ну по крайней мере, я через либерализм таки пришел к анархо-капитализму), я считал, что это следующая стадия развития общества после коммунизма, я отвергал тогда уже коммунистический режим, но я не отвергал коммунизм идеологически, и в общем-то не ставил под сомнение святость Ленина ещё, наверно, в году 1990, а может быть даже в начале 1991. А вот пацифистом я был деятельным, у нас на 23 февраля в школе устраивали что-то вроде смотров строевой песни, мы шагали и пели что-то патриотическое, я отказывался в этом участвовать, у меня из-за этого даже стычка произошла с мальчиком из нашего класса, который был ответственен за это, он отобрал у меня шапку и, кажется, вторую обувь, чтоб заставить меня пойти маршировать, как все, но я не пошел, а ушел домой, без шапки и второй обуви.

Так значит ничего особенного? Правда, этого с конца 80-ых — начала 90-ых не происходило, может просто примета революционного времени, что-то такое витает в воздухе, вот они и вышли? Вы их заебали своей пропагандой, своей архаикой, что лезете в их монастырь со своими правилами, навязываете давно отжившие вещи и порядки, хотите запретить то, чем они живут, во что играют, и о чем вы не имеете ни малейшего представления, вот они и не стерпели и вышли? Думаю, это правда, времена в этом действительно перекликаются, режим (точнее взрослые) тогда тоже воевали с молодежью, с её культурой, ну и понятно, что этим молодежь поставили себе в оппозицию. Но школьники тогда всё-таки не лезли в политику, они не организовывала митингов, они просто были против режима, но тогда все были против режима. Но дело в том, что это только часть правды, причем меньшая её часть, и не существенная. Потому что и вышло на уличные протесты сейчас больше молодых, и возраст их снизился, и потому что те, кто не вышел, и даже не смотрел видео Навального, всё равно другие.

Обычно, когда говорят об инакости нового поколения, подчеркивают, что они всегда жили при Интернете, что они свои знания черпают из него — «сейчас умный не тот, кто много знает, а тот, кто умеет быстро найти нужную информацию». Это и правда, и неправда. Правда, потому что пользователи Facebook ровно в той же степени, что и пользователи Одноклассников, не вылезают из своих социальных сетей, они не ищут информацию в Интернете, они не читают статьи в Википедии, они не слушают лекции в YouTube (думаю, большинство из них даже и не знает о том, что в YouTube есть такой контент), они не проверяют информации, которую видят у себя в лентах, они всему верят на слово. Но это неправда, потому что тот же поиск это навык, которым многие молодые владеют хуже, чем, к примеру, такие олдфаги, как я. Ну это можно объяснить несколькими причинами, я пользовался Интернетом, когда социальных сетей ещё не было, и чтоб увидеть что-то интересное, надо было искать, Google ещё не был таким умным (и таким зацунзурированным, через Google тогда можно было найти такую порнографию, которую сейчас и Вконтакте не быстро откопаешь), и поэтому искать надо было глубже, а поэтому понимать, как искать, ну и я профессионально связан с Интернетом, а поэтому знаю, как устроен Интернет и поиск, но ещё одна важная вещь, которая утверждение, что нужно «быстро искать, а не много знать» полностью аннулирует — быстро ищет, тот, кто хорошо знает ту сферу, в которой ищет, чем больше знаешь, тем быстрее находишь, надо знать, что ищешь.

(А в мое отрочество искать было нечего, у всех были одни и те же источники, даже альтернативной, информации. Я в 1989-1991 годах, страшно сказать, читал ныне желто-нацистскую Комсомольскую правду, тогда она была серьезной и даже либеральной, и Аргументы и факты тоже читал, они может были уже не столь серьезными, но вполне качественным изданием, а моим интернетом была программа Взгляд. Полагаю, Перестройка и началась в 1987 году, когда начала выходить эта программа, я очень переживал, когда Горбачев её закрыл).

Важнее другое, они действительно за аргументами в спорах в комментариях к роликам в YouTube лезут в Википедию, чего ни в Facebook, ни в Одноклассниках не случаются. Спорят, и ища аргументы в Гугле и Википедии, просвещаются. Ну то есть они в большинстве своем подключены к этому ресурсу, а старшее поколение нет. Можно сказать так: старшее поколение не приучено ходить по библиотекам. Но это вторично, потому что и среди старшего поколения есть те, кто ходит в библиотеке, и среди нового поколения те, кто в библиотеке ходит. Разумеется, вышли, как раз, те, кто активно ходит в библиотеке, кто в полную мощь использует Интернет как источник информации и знаний. Но они всё-таки нетипичны для своего поколения, ну в смысле, не то, что большинство не умеет искать, разумеется умеет, и даже очень, они гораздо быстрее найдут профиль Вконтакте случайной знакомой или знакомого даже не зная его имени, или даже узнают телефон, но они не используют в массе своей этого для поиска политической ну или какой-то другой «серьезной» информации.

Но есть вещь, которая их объединяет и отличает их от нас — они умеют коммуницировать в Интернете. Молодые вообще открыты для контактов и новых знакомств, но их пора расширения круга общения пришлась на появления социальных сетей, и тут очень важно, что они используют Интернет для знакомств, когда знакомства ещё заводятся не только ради секса, но и с теми, кто увлечен тем же, что и ты, они Интернет (социальные сети) используют в том возрасте, когда заводят друзей, они умеют заводить друзей с помощью Интернета. Это приводит к тому, что их уже не определяет их окружение, их развитие не зависит от тех, кто физически присутствует вокруг них, они сами себе выбирают окружения, тех, кто на них влияет. У нас социальные сети либо закрепляют знакомства в реале, либо так и остаются в Интернете, если это не связано с сексом, у них они выходят из Интернета в реал. В контексте этого поста важно, что политика это тоже увлечение, но куда важнее, что это вообще обо всем. Они не просто подключены к Интернету, они подключены ко всем людям в Интернете, ну в смысле к тем, кто тоже способен на это, у них просто по другому работают мозги. Они другие. Биологически. Нейрофизиологически. У них по другому настроены мозги.

util