Badge blog-user
Блог
Blog author
Прocтo Mы
Blog post category
Политика

Клуб Блогеров. Ушедшие мгновения Весны. Латынина...

Накануне принятия коллегией присяжных решения по виновности в убийстве Бориса Немцова сидящих на скамье подсудимых в Московском окружном военном суде граждан РФ. Обмен мнениями в Сети между основателем Клуба Блогеров Открытой России и Модератором ПП

27 June 2017, 09:11

Клуб Блогеров. Ушедшие мгновения Весны. Латынина...

Накануне принятия коллегией присяжных решения по виновности в убийстве Бориса Немцова сидящих на скамье подсудимых в Московском окружном военном суде граждан РФ. Обмен мнениями в Сети между основателем Клуба Блогеров Открытой России и Модератором ПП

Статистика Постов 279
Перейти в профиль

вместо эпиграфа

Николай Ермак

Знамение времени: всеобщая приватизация. Государства, Церкви, партий, общественных организаций и даже вот гражданских расследований. Хочешь проводить общественные расследования? — стань журналистом. Или на худой конец имей крышу какую-нибудь журналистскую. Иначе получается, что через юридические сообщества тебя не пронять — не юрист потому что, через журналистские тоже — по той же причине. Ну нельзя же проводить расследования совсем без всякого контроля. Как бы не пришлось запретить вслед за парламентскими. Прощу прощения за иронию.

Прав А.Пионтковский, прозревая Юлию Латынину на одной скамье подсудимых с главными деятелями нынешнего режима. Прав И.Мурзин, отвоевывая обществу право на общественное расследование.

Однако информационная война достигла большого накала и было бы наивно думать, что достаточно быть правым, чтобы получить общественное признание. Многие охотно согласятся с Ю.Латыниной и её пассажем, а уж какая лютая ненависть обрушивается в интернете на Андрея Илларионова... Или леденящее душу равнодушие, граничащее с глубоким презрением.

Теряюсь в догадках о причинах этого явления. Понятно, что информационная война. Но во всякой войне есть какой-то определяющий признак воюющих сторон. Я его не могу сформулировать для себя и прихожу к выводу, что власть запускает механизмы гражданской войны. И делает это намеренно.

Вот поэтому не приходится удивляться, что в любой момент один брат станет на сторону Ю.Латыниной, а другой — на сторону И.Мурзина. Может даже с оружием в руках. Меня очень беспокоит, что общество не в состоянии оценить масштабы разрастающейся беды, лишено надежных ориентиров или утрачивает навыки их распознания. Люди всё больше ориентируются сами на себя, не признают никаких авторитетов, не поддерживают потенциальных общественных лидеров, становясь легкой добычей политики «разделяй и властвуй» (сужу по своим знакомым).

Смотрите, что получается.

Есть расследование И.Мурзина, которое, вольно или нет, (скорее всего просто по причине собственного интереса к этой теме и собственного расследования) поддерживает Андрей Илларионов. А что другая общественность? Другая общественность предстает по сути в лице свидетелей (или лжесвидетелей) Яшина, Рыклина, Венедиктова и вот той же Ю.Латыниной.

Другой пример. Есть политика А.Навального и есть выступление
Андрея Илларионова, обличающего его в намерениях и действиях во вред обществу. И что общественность? Я вижу только ту сторону, которая обрушилась на А.Илларионова. Но где поддержка общества, к которому апеллирует Андрей Николаевич? Я её не вижу, не чувствую.

На самом деле есть в обществе поддержка и расследования И.Мурзина и позиции по ряду ключевых проблем современности А.Илларионова. Вот только нет приемлемых форм для выражения этой поддержки, если не считать возможности оставить соответствующий комментарий в этом блоге.

Признаться, я был крайне удивлен, что 3-й ФСР не выразил публично такой поддержки расследованию И.Мурзина, сильно облегчив задачу тем, кто пытается смешать с землей и Мурзина и Андрея Илларионова. И я не в состоянии понять, что мешает, например, превращению интернет-ресурса ФСР в такую площадку, где бы в той или иной форме можно было бы выражать поддержку общественным инициативам, принципиальным позициям, лидерам и активистам гражданского движения?

Я бы хотел именно на общественном ресурсе заявить: Юлия, Вы не правы. Кроме Андрея Николаевича очень многие люди поддерживают расследование И.Мурзина и обращают внимание на его вынужденный характер, отчасти и по той причине, что настоящие журналистские расследования в России чреваты тяжкими последствиями для журналистов, а потому практически исчезли как явление.

Не хочется думать, что и тут включен своеобразный фильтр, чтобы и в сфере журналистских расследований вне конкуренции был А.Навальный, (да ещё Ю.Латынина). А раз Алексей молчит по этой теме, значит и нечего тут расследовать.

Модератор ПП

==во всякой войне есть какой-то определяющий признак воюющих сторон. Я его не могу сформулировать==

Есть небольшая часть граждан в обществе, которая не побоялась сказать себе ту самую страшную правду, что убивать людей нельзя вообще-то в любом случае. В первую очередь это. Эта часть была всегда, но её голос не был очень слышен.

Она восставала не только против кошмара в Чечне, но и ужасалась тому, как дошло до расстрела парламента; она «увидела», в ущерб себе, и войну против Грузии, и зверское убийство Патриарха Алексия II, как Знак Зверя; и пожилого гражданина, — одного из депортированных с Тарабарова и Большого Уссурийского, — который поехал искать правды в Москву за обокраденных Кремлём 74-х владельцев тамошних «наделов» и умер; и бесконечный кошмар аннексии, и недопустимость неонацизма в легальной политике в любой, — даже латентной, — форме; и то, — а это самая пожалуй кошмарная часть, — что чеченцы — такие же граждане, как КОРЕННЫЕ ЖИТЕЛИ САМОГО ЦЕНТРА МОСКВЫ, и то, что, перечисляя жертвы от участия РФ в сирийской войне, почти всегда (я проводила анализ — это целый ряд граждан, начиная с Орхана Джемаля) забывается BECb Аэробус Когалымавиа, упавший над Синаем 31.10.2015 — самая крупная по количеству жертв из числа граждан РФ авиакатастрофа в истории мировой авиации.

И остаётся утверждение о двуединости судьбины нашей Родины: «народ», как некая боящаяся сказать себе правду масса и «необходимость хорошего царя», за которую выступает и перманентно коллаборирующая часть интеллигенции на подсосе (отсидевший Достоевский к ней относился, а повоевавший Толстой — как-то нет; Толстой ушёл oт судьбины через «небо Болконского»). Вот Baм и стороны.

Был такой «Детектив каменного века» Володина — он об этом. Это всегда одно и то же. Перелом для страны наступает, когда похороны Свифта, которые он проводил по-моему каждую неделю, становятся бОльшим событием, чем жизнь королевского двора, и начинается момент по имени «живём ли мы на самом деле, если нас уже не напрягает момент отсутствия в обществе осуждения таких вещей, как сакральные жертвоприношения разного рода». Для нашего общества звонок раздался а прошлом году — но его пока не слышат вообще. Это не похороны Свифта — это гораздо хуже. Это решение американского суда по пиночетовскому офицеру Барьентосу, садистски убившему Виктора Хара, который выплатил жене и дочери певца 28 миллионов долларов.

Это наши «похороны Свифта», нашего Навального Головного Мозга и прочих Франко и Сухарто. И те, кто начнёт различать где-то на далёком американском ЮГЕ этот звонок, тот будет пополнять эту группу. Tак мы возможно вдруг станем нормальной страной — в одно прекрасное утро. На самом деле нормальной. То есть свободной — не как Британия, а как, к примеру, Франция или вообще Швейцария. За это борется та воюющая сторона, к которой имеет смысл присмотреться на мой взгляд каждому. За это борется воюющая за настоящую победу сторона. C кем или с чем она борется — не столь важно, поскольку это не та война. Ho eсли победит эта сторона — победит свобода и собственно жизнь. То есть победят все.

Не хочу выглядеть патетичной, по этому скажу, что ориентир «вин-вин ситьюэйшен» это единственно нормальная цель всего и всегда. Остальное — паранойя. Грубo: Гагарин полетел не с Байконура, а за десять дней до запуска Спутника — 24 сентября 1957-го, в Литл-Рок. Запустил его Дуайт Эйзенхауэр, введя 1200 солдат, чтобы «девятка из Литтл-Рока», — потомки завезенных из Африки рабов, — смогли ходить в школу. И когда эта фраза вышибает у меня слезу точно как когда я прочла её впервые в восемнадцать лет y A.Д.Caxapoвa, я знаю что, я — живу.

Существует вопрос о том, всегда ли это знание/чувство нам приятно, но стоит ли его на что либо менять — совсем другой вопрос.

P.S.

util