Badge blog-user
Блог
Blog author
Прocтo Mы
Blog post category
Политика

ИЛЛАРИОНОВ Андрей Николаевич. Биография

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского.

В связи с блокировкой «Антикомпромата», на которую многие жалуются, переношу текст Биографии сюда. Светлая память гражданину Прибыловскому. Хорошо, что такие люди бывают на этом свете.
10 Августа 2017, 23:49

ИЛЛАРИОНОВ Андрей Николаевич. Биография

Публичная интернет-библиотека Владимира Прибыловского.

В связи с блокировкой «Антикомпромата», на которую многие жалуются, переношу текст Биографии сюда. Светлая память гражданину Прибыловскому. Хорошо, что такие люди бывают на этом свете.
Статистика Постов 343
Перейти в профиль

Старший научный сотрудник Центра по глобальной свободе и процветанию Института Катона в Вашингтоне

лидер движения «Либеральная хартия»

бывший советник президента РФ Владимира Путина,

директор Института экономического анализа

Родился 16 сентября 1961 года в Ленинграде. Илларионов — фамилия по матери. Отец — Пленкин Николай Андреевич, преподаватель. Мать — Илларионова Юлия Георгиевна, преподаватель.

В 1983 году окончил экономический факультет Ленинградского государственного университета (ЛГУ) им. А.А. Жданова по специальности «экономист, преподаватель политэкономии». Учился в одной группе с Алексеем Кудриным.

В 1987 окончил аспирантуру ЛГУ по кафедре экономики современного капитализма. Кандидат экономических наук.

В 1978 году работал почтальоном, в 1978-1979 гг. — методистом в Парке культуры и отдыха.

В 1983-1984 гг. и 1987-1990 гг. — ассистент кафедры международных экономических отношений ЛГУ.

В 1990-1992 гг. — старший научный сотрудник и заведующий сектором Лаборатории региональных экономических проблем Санкт-Петербургского финансово-экономического института (руководителем Лаборатории был Сергей Васильев).

С началом «реформ Гайдара» С.Васильев, ставший директором Рабочего центра экономических реформ при правительстве РФ (РЦЭР), сделал Илларионова в апреле 1992 года своим первым заместителем (оставался им до апреля 1993 года).

Вместе с Васильевым участвовал в разработке программы правительства, утвержденной летом 1993 года.

Виктор Черномырдин, став в декабре 1992 г. главой правительства, несколько раз встречался с Илларионовым, но затем до апрельского референдума 1993 г. контакты прекратились.

Сразу после референдума о доверии президенту 26 апреля 1993 г. Илларионов был назначен руководителем группы анализа и планирования председателя Правительства РФ, то есть советником премьера.

Вместе с министром финансов Борисом Федоровым резко осудил операцию с обменом купюр 26 июля 1993 г. После тяжелого разговора с премьером (по словам самого Илларионова, — «в результате этого разговора») попал более чем на месяц в больницу, а потом «долечивался в санатории, хотя и не очень успешно». После этого Черномырдин никаких заданий руководителю своей группы планирования не давал. За последующие полгода Илларионов встречался с Черномырдиным только «в экстремальное время: в ночь с 21 на 22 сентября, в ночь с 3 на 4 октября и утром 13 декабря». Все три раза встреча происходила по инициативе Илларионова, который во всех трех случаях советовал отправить в отставку председателя Центробанка Виктора Геращенко. По мнению Илларионова, одна из главных причин поражения демократов на выборах 12 декабря 1993 года — инфляция, в которой Илларионов винил Геращенко и Черномырдина.

7 февраля 1994 года Илларионов подал в отставку, обвинив премьер-министра в «экономическом перевороте». В ответ на это был 9 февраля 1994 года «уволен за нарушение трудовой дисциплины», выразившееся в том, что Илларионов прогулял три дня — без ведома Черномырдина читал 17-20 января 1994 лекции в Великобритании.

С 1994 года — директор Института экономического анализа.

В 1998 году активно выступал за проведение девальвации рубля.

Известен тем, что за несколько месяцев до дефолта 1998 года предсказал его неизбежность.

После дефолта утверждал, что Сбербанк и Внешторгбанк накануне событий 18 августа сбросили крупные пакеты ГКО.

В июне 1998 года стал одним из учредителей общественно-политического объединения «Северная столица» (наряду с Галиной Старовойтовой, Александром Беляевым, Олегом Басилашвили и др.).

10 июля 1998 года был включен в состав Комиссии Правительства РФ по экономической реформе.

С 1999 года — член Совета Фонда «Центр стратегических разработок» (ЦСР, «Центр Грефа»).

12 апреля 2000 года был назначен советником по экономическим вопросам президента РФ Путина.

Непосредственно участвовал в подготовке проекта президентского бюджетного послания на 2001 год.

С 26 мая 2000 — председатель Межведомственной комиссии по участию Российской Федерации в «большой восьмерке», представитель призидента РФ по делам группы ведущих индустриальных государств и связям с представителями стран, входящих в «Группу семи».

29 ноября 2000 Илларионов заявил, что правительство в 2000 году не использовало благоприятной внешней конъюнктурой, а занималось дележом дополнительных доходов.

15 декабря 2000 года на заседании Правительства РФ, после доклада Германа Грефа о реструктуризации РАО «ЕЭС России» выступил с заявлением, в котором обвинил Анатолия Чубайса, Германа Грефа и Алексея Кудрина в обмане акционеров РАО «ЕЭС России» («То что вы предлагаете, по сути напоминает залоговые аукционы 1995 года и дефолт 1998 года одновременно...С марта этого года капитализация РАО ЕЭС упала с $10 млрд до $4 млрд... Основной вклад в это внесла программа реструктуризации РАО ЕЭС по Чубайсу... Огромные куски госсобственности будут переданы непонятно кому по бросовым ценам. Не более $2 млрд...» — «КоммерсантЪ», 16 декабря 2000).

17 января 2001 года провел пресс-конференцию, на которой резко осудил позицию российского правительства по проблеме выплаты долгов СССР Парижскому клубу кредиторов. Илларионов заявил, что долги безусловно следует платить.

Заявил, что в 2000 году в России наблюдался не экономический рост, а экономический спад, т.к.12% ВВП в 2000 году получены за счет роста цен и обесценения евро.

В апреле 2001 года включен в состав созданной по указанию президента Путина рабочей группы по либерализации рынка акций «Газпром».

1 мая 2001 года, выступая на сессии руководящих органов МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне, заявил, что в 2001 и следующих годах РФ может обслуживать и погашать внешние долги из доходов бюджета, не прибегая к новым заимствованиям. По его словам, «никакой „долговой проблемы“ у России не существует». «В 2003 году в случае обслуживания всей суммы долга согласно графику платежей Россия с большим трудом превысит 5 % ВВП и он будет таким образом в четыре раза ниже, чем в Венгрии... Размеры положительного сальдо платежного баланса, которые были зафиксированы в России в 1999, 2000 годах и ожидаются в 2001 году, являются абсолютно рекордными за мировую экономическую историю последних 50 лет. Показатели составляют соответственно 19 %, 23 %, 18 % ВВП».

В вопросах рестуктуризации работы энегетической отрасли и РАО «ЕЭС России» поддерживал группу Виктора Кресса . 22 мая 2001 года, выступая на пресс-конференции в агентстве «Интерфакс», заявил, что Путин назвал программу, подготовленную группой президиума Госсовета под руководством Кресса, «золотой серединой». По его словам, документ, подготовленный группой Кресса, является компромиссным. Он создан авторами различным концепций и в нем учтены различные мнения. В то же время программы, подготовленные РАО «ЕЭС России» и министерством экономического развития и торговли, являются лишь «крайними кирпичиками».

24 мая 2001 предсказал неминуемый крах реформы электроэнергетики, программу которой правительство одобрило 19 мая 2001. (Ъ, 25 мая 2001 ). Одновременно выступил с резкой критикой Германа Грефа и менеджеров РАО «ЕЭС России», которых обвинил в использовании аппаратных средств для проведения через правительство проекта реструктуризации РАО «ЕЭС России».

В июне 2001 г. в интервью газете «Коммерсант» сказал, что России вредны иностранные инвестиции. По его словам, они приводят к излишнему укреплению рубля, что подрывает конкурентоспособность российской экономики. (Коммерсант, 25 июня 2001).

В июле 2001 г. председатель правительства Михаил Касьянов подписал постановление, в котором были одобрены «Основные направления реформирования электроэнергетики». Таким образом, спор между Чубайсом и Илларионовым о путях реформирования РАО «ЕЭС» завершился в пользу первого.

16 июля 2001 г. Илларионов, до этого критиковавший правительственную концепцию реформирования РАО ЕЭС, неожиданно заявил, что «получился неплохой документ». Более того, из его выступления следовало, что реформа теперь будет осуществляться не по Чубайсу, а именно так, как хотела рабочая группа Госсовета. ( Коммерсант, 17 июля 2001 )

В январе 2002 г. на пресс-конференции сказал: «То, что происходит в России в 1999-2001 гг., качественно отличается от экономической политики 1990-х. Разрабатываются серьезные институциональные реформы...» Но вместе с нем категорически осудил повышение импортных пошлин на подержаные автомобили, назвав это решение коррупциогенным и пролоббированным, и повышение тарифов на услуги естественных монополий. (Коммерсант, 11 января 2002 )

В сентябре 2002 г., выступая на Байкальском экономическом форуме, заявил: «То, что сейчас происходит в РАО „ЕЭС России“, — национальная беда, национальная угроза и национальный позор». По его мнению, непрофессионализм и некомпетентность в менеджменте РАО привели к критическому положению дел в крупнейшей российской монополии. (Коммерсант, 19 сентября 2002 )

В октябре 2002 г. был назначен представителем президента в Национальном банковском совете.

В ноябре 2002 г. на проходившем в США Гарвардском симпозиуме по инвестициям в Россию Илларионов и зампред правления РАО «ЕЭС России» Сергей Дубинин вступили в публичную полемику. Илларионов заявил, что главная цель реструктуризации «по Чубайсу» — супермонополия на электроэнергию и на политический контроль: «Но они забыли, что они не шайка бандитов, а лишь менеджеры, которых можно нанимать и увольнять». Сам Дубинин, по словам Илларионова, — профессиональный лжец, который здесь снова подтвердил свою репутацию: «Эти люди лгут властям, лгут инвесторам. Нельзя построить эффективную компанию и новую страну на лжи». В свою очередь Дубинин также обвинил Илларионова во лжи: «Как можно говорить то, что он говорил, я не понимаю. Зачем врать? Очень трудно с такими людьми разговаривать нормальным тоном — все время чувствуешь себя дерьма поевши». (см. http://www.3e.opec.ru/news_doc.asp?tmpl=news_doc_print&d_no=2051 )

14 июля 2003 г. Илларионов заявил, что пересмотр итогов приватизации в России может привести к новой гражданской войне. Он отметил, что «приватизация ведет за собой пересмотр национализации крупных объектов, и тогда нам надо будет пересматривать сделки времен советской власти и возвращаться в 1917 год, а то и еще раньше». Поэтому надо подводить «некую черту и начиная с определенного времени действовать в соответствии с законодательством, которое существует в стране, стараясь минимально возвращаться в то, что было до того». (Газета.ру, 14 июля 2003)

4 декабря 2003 г. Илларионов вновь выступил с критикой деятельности Анатолия Чубайса и назвал строительство Бурейской ГЭС «аферой года». «Никакой экономической логики в достройке БГЭС нет. Еще полтора года назад [зампред правления] Сергей Дубинин говорил, что срок ее окупаемости больше 50 лет. Частный инвестор всегда анализирует, в какой срок и при каких ценах окупятся инвестиции, а государственный — редко. Чтобы обеспечить Дальний Восток поставками электроэнергии, там нужно строить сети, а не новую генерацию, ведь узкое место региона — именно нехватка сетей», — заявил он. (Ведомости, 5 декабря 2003)

16 марта 2004 г. Илларионов направил Путину доклад «О ходе работы по анализу последствий для России возможной ратификации Киотского протокола». В нем он доказывал, что правительство недооценивает угрозу ратификации протокола и обязательств, которые примет на себя Россия, замечая, что сокращение потребления углеводородного топлива приведет к сокращению темпов роста ВВП и, кроме того, оставит России роль покупателя квот на выбросы. Илларионов предложил правительству «принять решение об отказе от ратификации Киотского протокола». В свою очередь, в документе, подготовленном Минэкономразвития и Минэнергетики в ответ на его письмо, было сказано: «Киотский протокол не несет угрозы экономическому развитию РФ. Более того, реализация его инвестиционных механизмов может привлечь дополнительные ресурсы, которые могут быть направлены на дальнейшее повышение энергоэффективности российской экономики». (Коммерсантъ, 20 апреля 2004)

В Киотском протоколе, принятом в 1977 г., были зафиксированы количественные ограничения на выброс парниковых газов. Основные обязательства по их сокращению взяли на себя индустриальные страны. На апрель 2004 г. протокол ратифицировала 121 страна, но для вступления его в силу была необходима ратификация государствами, на которые приходится не менее 55% мировых выбросов. После того как протокол отказались ратифицировать США, условием его вступления в силу было присоединение к нему России, на которую приходилось 17% мировых выбросов. (Коммерсантъ, 20 апреля 2004)

11 апреля 2004 г. немецкая газета Der Tagesspiegel опубликовала статью «Драгоценный климат». В ней освещалась проблема Киотского протокола, и, в частности, позиция Илларионова.

14 апреля 2004 г. Илларионов заявил о том, что подаст в суд на газету, т.к. она исказила его позицию по этому вопросу. (РИА «Новости», 14 апреля 2004)

25 апреля 2004 г. в беседе с журналистами в Вашингтоне Илларионов заявил: «Тот анализ, который проводился многими исследователями в России, позволяет утверждать, что Киотский договор похож на Госплан, ГУЛАГ, Освенцим с точки зрения сокращения экономического потенциала страны. Для того, чтобы принять решение о том, надо или нет ратифицировать протокол, необходимо провести соответствующее исследование и расчеты — экономические, политические, экологические, а также оценить последствия с точки зрения международного права. Как только этот анализ будет завершен, российское правительство примет соответствующее решение». (Газета. Ru, 25 апреля 2004)

30 сентября 2004 г. правительство приняло решение поддержать проект закона о ратификации Киотского протокола.

7 октября 2004 г. в газете The Financial Times было опубликовано интервью с Илларионовым, в котором он, в частности, сказал, что он считает, что Москва рискует своим экономическим ростом, отклоняясь от рыночных реформ в сторону государственного вмешательства. По его словам, в последние три года высокие цены на нефть скрыли ущерб от слабой экономической политики. Также Илларионов подверг критике правительство за то, что оно позволило развиться кризису вокруг компании ЮКОС, и предупредил, что компанию ждут «страшные последствия»: «Дело ЮКОСа имеет свою логику. Трудно представить такую политическую силу в мире, которая может сейчас остановить этот процесс».

14 октября 2004 г. «Коммерсант» опубликовал интервью с Илларионовым, в котором он сказал: «Интервью в Financial Times было посвящено не текущим действиям того или иного чиновника, министра или премьер-министра. Это было аналитическое интервью, посвященное качеству экономической политики, проводившейся в России в 1992-2003 гг... К журналистам была обращена просьба не подменять анализ качества политики обсуждением тех или иных лиц. Однако, похоже, в Financial Times попытались представить серьезный разговор о долгосрочных особенностях нашей экономики в виде поверхностных политических заявлений на злобу дня... Кроме того, в комментариях к моему интервью журналистами было допущено несколько грубых ошибок. Ряд приписанных мне слов мной вообще не произносились, другие же прямо противоречат тому, что я сказал. Поэтому я направил редактору Financial Times письмо, обращавшее внимание читателей газеты на существенные искажения моей позиции. Письмо было опубликовано, но было подвергнуто редактуре, в результате чего смысл его изменился». (Коммерсант, 14 октября 2004 )

В ноябре 2004 г. опять призвал оставить ЮКОС в покое, назвав этот судебный процесс политическим: «Избиение лучшей национальной нефтяной компании начинает иметь экономические последствия. Ни одна другая российская нефтяная компания не имела таких темпов прироста добычи нефти, не имела таких темпов привлечения современных технологий при добыче нефти и не являлась столь активной не только внутри страны, но и на международной арене». (Известия, 12 ноября 2004)

28 декабря 2004 г. на пресс-конференции выразил свое несогласие с некоторыми высказываниями Путина, в частности, по поводу удвоения ВВП к 2010 г. За несколько дней до того Путин утверждал, что удвоение состоится. Илларионов сказал прямо противоположное, что удвоение ВВП России не грозит в ближайшие восемь-десять лет. Президент утверждал, что покупка «Юганскнефтегаза» государством в лице «Роснефти» — это нормальная практика, все сделано «рыночными механизмами». Илларионов с этим категорически не согласился: «До сих пор мы видели такие действия у наперсточников. Теперь этим занимаются компании со стопроцентной госсобственностью». Также заявил, что деньги на выкуп «Юганскнефтегаза» были взяты из бюджета или стабфонда, «то есть у нас с вами». (Коммерсант, 29 декабря 2004)

30 декабря 2004 г. заявил, что благодаря тому, что действия вокруг продажи «Юганскнефтегаза» «осуществляются чудовищно непрофессионально и некомпетентно», «для всех становится ясным, что оснований под этим делом нет никаких, кроме огромного желания завладеть частной собственностью». Что же касается намерения государства создать новую компанию для передачи ей «Юганскнефтегаза», то, по словам Илларионова, это «очередное подтверждение того, что операция по продаже «Юганска» и объеднению, разъединению разнообразных компаний законно получила номинацию «афера года». «И она, собственно, продолжается, эта афера года — возможно, не только этого года». (Эхо Москвы, 30 декабря 2004)

3 января 2005 г. Илларионов лишился поста председателя межведомственной комиссии по участию России в «Большой восьмерке» (G8, группе наиболее развитых в промышленном отношении стран). Вместо него был назначен другой помощник Путина, Игорь Шувалов.

25 января 2005 г. стало известно о том, что Илларионов решил не участвовать в работе начинающегося 26 января в Давосе Всемирного экономического форума (ВЭФ). На этот шаг он пошел в знак протеста против «политики цензуры в Давосе», говорилось в сообщении аппарата Илларионова. (РИА Новости, 25 января 2005)

8 февраля 2005 г. заявил, что «Юганскнефтегаз» должен быть возвращена ЮКОСу: «Это единственное правильное решение проблемы» По его словам, заявления главы Минэкономразвития Германа Грефа о необходимости приватизации «Роснефти» и «Юганскнефтегаза» были опасны и вредны: «После аукциона по „Юганскнефтегазу“ ни у кого не осталось сомнений в качестве возможного аукциона по „Роснефти“. Компании должны быть приватизированны, но только тогда, когда будут гарантии прозрачности аукциона с участием всех возможных покупателей и соблюдением всех процедур». (Газета.ру, 8 февраля 2005)

6 апреля 2005 г. сказал: «Самый большой вызов, с которым столкнулась Россия, — это то, что я называю ее «венесуэлизацией». По его словам, в условиях притока нефтедолларов у властей возникает желание начать их перераспределять и взять под контроль топливно-энергетический комплекс. «По этому пути пошла в свое время Венесуэла и другие страны — члены ОПЕК, в результате чего там ВВП на душу населения сегодня на 30% ниже, чем тридцать лет назад, а в Венесуэле — на 40% ниже, чем был в пятидесятых годах прошлого века. Примеров подобной деградации в мире больше нет». (НГ, 7 апреля 2005)

Так же он поддержал предложение «Газпрома» о либерализации цен на газ для промышленности: «Попытки противодействия либерализации рынка газа являются действиями антилиберальной направленности». На его взгляд, РАО «ЕЭС России», выступая против дерегулирования цен на газ, отстаивало свои интересы. (НГ, 7 апреля 2005 )

2 июня 2005 г. прокомментировал приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву (9 лет колонии). По его словам, представители обвинения на суде показали свою некомпетентность «с точки зрения экономики и юриспруденции», а также «невладение обычным русским языком... Испытываю глубокое чувство стыда за государство, которое представляли такие люди». (РИА Новости, 2 июня 2005)

2 июня 2005 г. призвал к снятию всех ограничений для иностранных инвестиций в топливно-энергетический сектор, а также в транспортную инфраструктуру ТЭК — трубопроводы, порты, электрические сети. (НГ, 3 июня 2005)

31 октября 2005 к Илларионову обратился с открытым письмом Леонид Невзлин . Поводом для этого стал призыв Илларионова отменить национализацию частных компаний. В своем письме Невзлин назвал Илларионова единственным человеком в окружении президента РФ, которому еще дозволено говорить правду, а также призвал его «перестать работать на Путина». (Коммерсант, 31 октября 2005)

31 октября 2005 изложил свои взгляды на тему «Как победить инфляцию» в газете «Ведомости». В частности, вновь призвал к «отмене решений о национализации частных компаний компаниями госсектора». (Ведомости, 31 октября 2005 )

11 ноября 2005 г. в интервью американскому агентству «Блумберг» Илларионов сравнил 2005 год с 1929-м. По его мнению, как и тогда, устанавливалось абсолютное «господство государства в экономике». 1929 год Сталин провозгласил «годом великого перелома», начав кампанию по раскулачиванию частного бизнеса и переход к плановой советской экономике. В 2005 г. российское государство, подобно бывшему СССР, возвращало под свой контроль ключевые отрасли экономики — нефтяной и газовый секторы. (Известия, 14 ноября 2005)

«Известия» отметили, что с каждым разом критика со стороны Илларионова в адрес экономической политики государства сопровождалась все менее и менее заметной реакцией со стороны чиновников, политиков и экономистов. (Известия, 14 ноября 2005)

21 декабря 2005 на пресс-конференции, посвященной экономическим итогам уходящего года, назвал «аферой года» крупные займы государственных компаний. «Займы (госкомпаний) составили величину больше $20 млрд» — сказал Илларионов. По его словам, эти действия госкорпораций «перекрывают действия правительства по сокращению государственного внешнего долга». К сомнительным действиям Илларионов отнес и «поглощение госкорпорациями частных компаний». В числе этих поглощений он назвал покупку «Роснефтью» «Юганскнефтегаза», РАО «ЕЭС России» — «Силовых машин» (РИА «Новости», 21 декабря 2005)

Главным же итогом 2005 года, по мнению Илларионова, стало оформление в России новой модели развития — корпоративистской. По его словам, российское государство, развивавшееся в рамках концепции открытого акционерного общества, собственники которого все граждане страны, а собственность реализуют в результате выборов, переходит к концепции, когда собственность находится в руках нового собственника — «корпорации», оторванной от граждан РФ. Главное, что при этом решения принимаются зачастую без учета экономических критериев. В результате, по словам Илларионова, происходило «торжество госпорпораций», куда в массовом порядке назначались представители государства. (Коммерсант, 22 декабря 2005).

27 декабря 2005 подал в отставку с поста советника президента, выступил с публичной критикой политики Путина ("...Я приходил на эту должность, чтобы заниматься созданием условий для свободного развития российской экономики и увеличения степени экономической свободы в России. Но за эти шесть лет ситуация в российской экономике изменилась радикально. Возможностей для проведения политики экономической свободы в стране больше нет. Если раньше госдолжность давала определенную возможность для сопротивления наступлению государственного интервенционизма, то в последний год стало ясно, что изменилась не только политика. Изменилась экономическая модель, в которой работает страна. Новая модель — это корпоративизм с господством госкорпораций. Будучи государственными и по названию, и по статусу, они не преследуют государственных целей даже в отдаленном виде. Этим ликвидированы все возможности воздействия на экономическую политику в стране.

Вторая причина — изменение политического режима. Одно дело — работать в стране, которая является частично свободной (а такой была Россия в течение предшествующих лет), способствовать тому, чтобы страна стала еще свободнее. Другое дело — когда страна перестает быть политически свободной. То, что происходит в последние два с половиной года, выводит страну на другой уровень. Качественные изменения, приведшие страну в несвободное состояние, сами по себе являются поводом пересмотреть свои отношения с государством. Изменилась природа самого государства. Я работать в такое государство не поступал, контракт с таким государством не заключал, присягу такому государству не давал. Поэтому когда эволюция государства стала очевидной, для меня продолжать работать на этой должности стало невозможно.

Государство может быть нелепым, иррациональным, преследовать специфические интересы. Но они при этом будут представляться как общенациональные интересы. То, что они могут эволюционировать в корпоративистские, в частные интересы до такой степени, этого я не предвидел. И в краткосрочной перспективе я не вижу возможности для изменения природы этого государства« — «КоммерсантЪ», 28 декабря 2005).

18 апреля 2006 в «Ведомостях» была опубликована статья Илларионова, посвященная предстоящей встрече руководителей стран «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге в июле 2006 г.: «То, что сегодняшняя Россия не соответствует критериям „группы восьми“, перестало быть предметом серьезных дискуссий. Ответ очевиден... Саммит „восьмерки“ не может и не будет восприниматься иначе как поддержка самой влиятельной организацией Запада нынешнего российского руководства. Как политическая и моральная поддержка „семеркой“ действий российских властей по уничтожению законности, нарушению прав человека, удушению свободы слова, ликвидации демократии, дискредитации неправительственных организаций, национализации частной собственности, использованию энергии в качестве политического оружия, агрессии против демократически ориентированных соседей». (Ведомости, 18 апреля 2006).

10 октября 2006 было объявлено о том, что проект Института Катона (Cato Institute) — самого авторитетного исследовательского центра в мире либеральной направленности — по глобальной экономической свободе преобразован в Центр глобальной свободы и процветания. Его старшим научным сотрудником стал Илларионов. По его словам, это не эммиграция, но согласно контракту, девять месяцев в году он будет проводить в Вашингтоне. (Ъ, 11 октября 2006).

2 апреля 2007 в «Коммерсанте» была напечатана статья Илларионова «Силовая модель государства: предварительные итоги». По мнению Илларионова, основная черта силовой модели — применение насилия, не ограниченное какими бы то ни было рамками: законом, традицией, моралью. Благодаря этой модели страна превращена в экономического инвалида даже на фоне стран бывшего СССР. По темпам роста экономики в 1999-2000 годах Россию опережали лишь две страны из 14 республик бывшего СССР, в 2004–2006 годах — уже 12. «Деградация в сфере внешней политики не менее наглядна. Успешно поссорившись почти со всеми зарубежными партнерами, власть силовиков создала ситуацию, давно не отмечавшуюся в российской истории. Сегодня у нас, похоже, нет союзников». (Ъ, 2 апреля 2007)

12 апреля 2007 выступил в качестве гостя на конференции «Объединенного гражданского фронта» (ОГФ) Гарри Каспарова, отметив, что «такого кризиса и такой катастрофы базовых институтов государства у нас не было несколько десятилетий, а может, и сто лет... В середине 90-х Россия напоминала Болгарию, Румынию и Македонию, несколько лет назад — Венесуэлу и Иран, а сейчас даже не Нигерию, а Зимбабве». (Ъ, 13 апреля 2007).

5 июня 2007 заявил, что Россия намеренно обостряет отношения с государствами, входящими в «большую восьмерку» для того, чтобы спровоцировать их на жесткие заявления или даже действия, которые могут быть представлены внутри России как вмешательство во внутренние дела. Все это, по мнению Илларионов, делалось, чтобы «объявить врагом Запад и мобилизовать электорат». (Интерфакс, 5 июня 2007)

По поводу итогов парламентских выборов 2 декабря 2007 заявил:

«Это проигрыш режима Владимира Путина... Получается, что за Путина проголосовали 42 миллиона человек, между тем 4 года назад ему отдали свои голоса 49 миллионов... За президента проголосовало 37–38% от населения страны, и он прекрасно понимает, что это чудовищный провал, причем провал не только выборов, но и всей системы. Ему ничего не остается, как идти на третий срок, а это означает, что риски насилия вырастут неимоверно». (Эхо Москвы, 3 декабря 2007)

17 мая 2008 участвовал в первом заседание учрежденной оппозицией Национальной ассамблеи (НА); вместе с группой сторонников представлял в НА «политическое крыло движения «Либеральная хартия». Был избран в состав совета из 50 человек, и его президиума из девяти человек (Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов, яблочник Максим Резник, лидер РКП-КПСС Алексей Пригарин, Андрей Илларионов, Виктор Геращенко, Александр Краснов («Великая Россия»), председатель КПСС Олег Шенин, бывший депутат ГД РФ от КПРФ Алексей Кондауров).

28-29 июня 2008 принял участие в V съезде Всероссийского Гражданского Конгресса (ВГК), в рамках которого прошло собрание созданной в апреле 2008 координационной группы по подготовке к объединительному съезду демократических сил; кооптирован в состав координационной группы от «Либеральной хартии» (осенью 2008 г. координационная группа приняла название «Солидарность»).

В ноябре 2008 г. был включен в число делегатов учредительного съезда Объединенного демократического движения (ОДД) «Солидарность» от Москвы, но в съезде движения не участвовал и в руководящие органы не баллотировался.

В декабре 2009 г. в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» заявил об «экономическом буме» в российской экономике:

«Промышленное производство в России за последние девять месяцев выросло на 12%. (...) самое удивительно, что российские власти этого не заметили, не комментируют этого и не называют». Своим заявлением вызвал полемику с рядом других известных экономистов (Евгений Гонтмахер, Владимир Милов).

Был женат на гражданке США.

Источники:

база данных «Лабиринт»


Библиотека не разделяет мнения авторов

util