Badge blog-user
Блог
Blog author
Прocтo Mы
Blog post category
Политика

Кандидат в президенты РФ, выдвигающийся Инкогнито. Сенсация? Интервью № 3

Позавчера я начала беседовать с кандидатом в президенты, который выдвигается инкогнито. Это интервью — уже третье. Любопытство стало меня буквально пожирать: выдвиженец, благодаря друзьям, сохраняет в тайне все свои данные. Интервьюэр я — не профессиональный и не опытный, но мне всё больше помогает блестящий Anatoly Mironov из Санкт-Петербурга. Речь о мартовских выборах 2018 года.
6 Сентября 2017, 15:48

Кандидат в президенты РФ, выдвигающийся Инкогнито. Сенсация? Интервью № 3

Позавчера я начала беседовать с кандидатом в президенты, который выдвигается инкогнито. Это интервью — уже третье. Любопытство стало меня буквально пожирать: выдвиженец, благодаря друзьям, сохраняет в тайне все свои данные. Интервьюэр я — не профессиональный и не опытный, но мне всё больше помогает блестящий Anatoly Mironov из Санкт-Петербурга. Речь о мартовских выборах 2018 года.
Статистика Постов 350
Перейти в профиль

Кандидат Инкогнито (коротко — Инка :-) ) намерен выдвигаться на президентской кампании 2018 в РФ, нo не готов выходить на связь даже по телефону. Серьёзные граждане заявляют, что он имеет право баллотироваться и выступают его гарантами. Кандидат — не москвич, не житель Петербурга, не женат, но собирался жениться; у него нет детей и просроченных долговых обязательств, образование высшее, не судим, всегда жил в РФ, ему больше 35, но меньше 55, не гуманитарий, достаточно страстный футбольный болельщик, cобирается вернуть президентский срок в 4 года, взяв оригинал без слова «подряд» из горбачёвской конституции 1990-го т.e. — «только два срока» для одного лица в качестве президента, и он — за ужесточение референдума до 50-ти процентoв нижнeго порогa явки в случае инициативы по ослаблению гарантии сменяемости. Намерен вернуть должности вице-президента и государственного секретаря. Вот ссылки на <= второе&первое => интервью с незнакомцем :-)

* * *

— С добрым прекрасным утром! Как у Вас жизнь сегодня?
— Как всегда, проходит в оккупации.
— Какое шоковое заявление.
— Мы в перманентном шоке — много сотен лет. Просто уже не замечаем.
— А можно в лоб спросить — почему Вы решили начать кампанию инкогнито?
— На это — ряд причин. Первая — безопасность. Поддержку и внимание к кампании я могу преобрести только когда мы в наших с Вами разговорах осветим мои идеи. Если идеи со мной разделят — будет смысл рассекретиться и принять активное участие в кампании. Надо так же привлечь внимание к проблеме небезопасности участия в предвыборной для любого выдвиженца — после убийств политиков. Но главная причина: дать каждому подумать, что не харизматика или блондинистость&голубоглазость решает как граждане должны определиться с выбором своего лидера. Важно что предлагается.
— Логично. А как Вам пришла в голову мысль вдруг выдвигаться в президенты?
— Это не мне пришла. Мне предложили. При чём внезапно. И, как видите, мне помогают.
— А почему Вам предложили, как Вы думаете?
— Я проявил себя как стоик в некотором смысле. И у меня есть видение того, как лучше — я вижу всё в масштабе каждой личности, не усекая в праве на равенство ни одного из тех, кого я знаю. Я, как уже было сказано, хорошо образован, живу в РФ, опять же не судим, хороший возраст. Очень интересуюсь трансформированием феодального царства в страну, которой управляли бы и не рабы и не вассалы, а свободные самостоятельные граждане. Я не доминантен. Это по мне видно. Когда-нибудь увидите. Но я и далеко не рохля по своим качествам. Ну и я — за футбол :-). Хоккеем сыты — на подходе Мундиаль. У нас!
— Вот реформирование феодализма — тема. Сменяемость опять же.
— Я за сменяемость. Сказать, что для меня это — решающее, значит ничего не сказать. Это определяет всё. Мы ищем новые рецепты, но пока человек додумался до простенького велосипеда прошли тысячи лет. Надо брать пример с других. Монархия свергнута. Это расхожее явление. Попытка реставрации была — это был Гитлер. Он в кармане имел Романовых, которые были готовы вновь воцариться с его помощью. Сейчас ещё раз пробуют. И подумать только: это стало возможным из-за одного слова «подряд». На самом деле мы — на волоске от краха.
— Вот даже так?
— В том-то и дело.
— Что нас закинуло на этот край? В чём — главная причина?
— Несменяемость. Александр Второй Освободитель был замечательным — в первые 5 лет. Любой пусть будет. Но не долго. Срок — важен. И структуру управления необходимо строить так, чтобы даже война не сделала возможным удержание главного кресла под главной задницей. Иначе администрациями президентов через спецслужбы будут затеваться войны, чтобы остаться у руля — ведь тем, кто за плечами президента, важно рулить всегда — есть вечно «не решённые вопросы».
— Будут затеваться войны. Это сейчас и происходит.
— Да, именно.
— Tема с апокалиптическими испытаниями водородной бомбы из этой области.
— Бесспорно, к сожалению. Стыдно читать об этом. Это дискредитация идеи о центральном управлении. Роль медиа в кампании вызвала удивление. Ясно, что речь о ядерном конфликте, но всё подогревается, как-будто пресса мечтает отсидеться в бункере с семьёй Рокфеллера.
— Это до такой степени страшно, что я сразу отключаюсь. А давайте одно занудное, почти техническое интервью?
— Давайте. А Ваша «шапка» с государственным секретарём и вице-президентом будет?
— А это будут выборные должности?
— Ну Вы совсем меня прижать хотите.
— Хочу — пока дают.
— Мне нужен вице-президент и государственный секретарь.
— А кто они? Фамилии Вы уже знаете?
— Я знаю всех, кого хотел бы попросить пойти со мной работать. Часть из них — люди известные. Kаждый — умный, опытный, цивилизованный, этичный человек. Кто-то был и премьером и советником у президента. Но это не полный список. Кого я приглядел — могут не согласиться. А те, кто хочет поработать, но мне не знаком, может оказаться ценным коллегой. Оптимально будет, если граждане сами постепенно выразят желание работать. Нужен канал для связи с теми, кто хотел бы поработать в администрации, правительстве и прочих страшных институтах, чтобы всё это реформировать.
— Вот знаете — тут есть такая тема. Неприятная. Некий профессор с годик-полтора назад поговорил о реституции. Сейчас — одна режиссёр. Мы гипoтетически занимаемся кампанией А.Н.Илларионова, но он не выдвигается из тех же соображений, из каких Вы выдвигаетесь инкогнито. И Андрей Илларионов — за реституцию. Многие находят это справедливым жестом. Хорошим началом.
— А реституция проходит. «Своё» в той или иной мере щедрой мерой получает некий коллективный Геббельс, который по либеральным нормам ни в чём конечно же не виноват.
— По либеральным нормам? И кто же этот коллективный?
— Некая оккупационная институция.
— Неужели? Правда?
— Именно.
— Ну не томите. Kто же это или что?
— В нашей истории много неясного. Неразъяснённого.
— Это тайна? Что-то из области того, что Вам известно, но Вы не скажете?
— Это тот случай, когда сказать всю правду значит провалить кампанию.
— Ну хорошо. Считаете ли Вы что реституция это то, что нам поможет?
— Есть настоящие физические и юридические лица, которые чем-то владели. Есть способы им возвращать то что они потеряли — по их обращению или по обращению их прямых наследников. Население России не было большим в 1917-м или 1905. Имущий класс был просто маленьким. Придёт просить своё возможно всего десять тысяч граждан или менее того. Во Вторую Мировую многие коллаборировали с Гитлером. Это в цивилизованных странах — преступление. Такие люди видимо могут быть лишены права на реституцию. Коллаборировала и царская семья. При всём при этом есть странности, связанные с тем, что реституция в нормальном виде не была начата. Это мешает нормальной жизни в городах — определённо. За многим из оставленного не придут. Пройдёт например три года после начала процесса реституции, и владельцы квартир в домах, которые принадлежали сто лет назад тем, кто всё бросил и сбежал от Ленина в Париж, получат в собственность подвал, стоянку, чердаки. Ведь собственность условна и потому, что не было реституции. Никто не получает в полной мере ничего. Только ГБ и жрецы идеоложки «Самодержавие-Народность». Первое, опущенное мною слово, кстати своровано. Я — за реституцию в отношении тех, кто реален. Не в отношении того, что называют РПЦ МП. Это — не из реального. Это о мистике, а мистикам собственность вообще иметь опасно. И реституция, если к примеру в домах живут те, кто приватизировал или купил квартиры, то нужно не такими методами, как сейчас Собянин выселяет людей в Москве в Филях, а чтобы был конценсус — настоящий, очень современный закон, где будет учтена каждая соринка. Помнится легенда советского кино Вия Артмане попала под нож реституции и уехала жить где-то в деревне с печкой лет в 70. Так быть не должно — даже если это какой-нибудь работник рыбокомбината. Люди не виноваты. В главном — выверенная pеституция нужна республикe. Иначе собственности нет — любую можно забирать.
— Ну замечательно. Значит нам всем пора готовиться к кошмарам.
— Бесспорно нет. Все изменения должны быть только позитивными.
— Вот о республике. Это когда Бурбоны скинуты, но следом убивают Робеспьера. При этом ясно, что монархию ни Вы, ни я ни добрая сотня миллионов в РФ определённо больше не хотят. Вот снова — если о сменяемости мы поговорим?
— А что ещё интересует?
— Ну например когда Вы всё это решите, по сменяемости?
— Президент по конституции 1993-го — сакральный монарх. Как ему уйти с поста и выжить — непонятно. Умереть у него права, как ни парадоксально, нет. Тут что-то не то. Раз право на смерть отсутствует, значит не выражено и право на жизнь и нет инструмента его защиты. Он как бы и высший — и не человек. Всё это касается права на жизнь. На человеческую жизнь для человека. Всё, что касается полностью описанных инструментов сменяемости, защищает право на жизнь президента. Если для безопасности нужны двойники, то нужна защита и их права на жизнь и права для президента не быть убитым и заменённым двойником. Я бы законодательно запретил двойников — из соображений защиты права на жизнь и для укрепления личной безопасности в широком смысле. Я сделаю это в первую очередь и вынесу на первый референдум. Законодательно проблему завершения самодержавия решил М.С.Горбачёв в 1990-м, но его ошибка была в том, как он стал президентом. И у нас такое типично колониальное сервильное самодержавие. Всё продано, и есть персона, которая себе не принадлежит, но — «царь», и вроде её даже много экземпляров.
— А есть гарантии, что со сменяемостью Вами всё будет решено?
— Есть идея собрать актив — такую «группу двадцати», интересующихся тем, что сможет навсегда решить вопрос с самодержавием в стране. Убеждённых республиканцев — то есть антимонархистов. И чтобы они вместе разработали проект полного ряда мер, который сделает невозможным и сохранение 6-тилетнего срока новым президентом, и увеличение срока с 4-х лет, и сохранение в 3-й части 81-й статьи слова «подряд» и восстановление любой другой формулировки кроме горбачёвский без решения референдума с 50% нижним порогом явки. Это — основа. Вообще у всех законов должна быть доступно для любого хлебопёка изложенная суть, которой закон не сможет никогда противоречить
— А риск прихода непереизбранного экс-президента страны на второй четырёхлетний срок после перерыва Вас не пугает?
— Нет.
— Почему?
— Это для исключительного случая. В США это было только один раз. Это едва возможно. Президентство не сакрально-роялистского характера это тяжёлый труд. Третьи выборы даже через восемь лет после провала на вторых для кандидата это почти за гранью возможного. Ведь президентом он побыл. Но шанс оставлен. Для компромисса это хорошо. И два срока это два срока. Президентом может оказаться женщина, которая окажется беременной и под плач сограждан покинет пост без перевыборов — и почему ей не иметь права пойти на второй срок, когда ребёнок подрастёт? Тут так же открывается опция для неплохо зарекомендовавшего себя экс-президента солидно поработать с гражданами-избирателями в оппозиции. Построить может клиники; частные школы с квотой для детей из семей среднего достатка, которые не могут оплатить всё обучение и т.д..
— А новую формулировку Вы допускаете?
— Я — нет.
— А почему? На всякий случай — для себя если не переизберут? :-)
— Всё может быть :-) . Но это я шучу конечно. Горбачёвская — честная, универсальная, компромиссная формулировка. Попытка улучшить её провалилась. Лучшее — враг хорошего. А что Вас так насторожило с либеральными делами пару минут назад?
— Вы — не либерал?
— Нет :-) Я против реставрации монархии. Либералы это допускают. Им всё равно. А я — pеспубликанец. Но не националист, как это почему-то теперь бытует. Классический республиканец. За выборность, равенство в правах/перед законом, свободу, ноль шовинизма.
— Ну всего доброго — спасибо!
— На здоровье. До завтра. Есть ещё о чём поговорить.
— И это просто замечательно! До завтра!

util