Badge blog-user
Блог
Blog author
Прocтo Mы
Blog post category
Политика

Государственность vs конституционный строй

Эта статья составлена из рукописных записок погибшего военного, который публиковался в блоге группы Plateau Concordance на Открытой России. В честь дня гибели Галины Старовойтовой, которая пользовалась уважением военного деятеля, хочется почтить первой публикацией этой статьи с её названием как в оригинале память всех гражданских и военных лидеров, сознательно рисковавших своими жизнями и щедро отдавших их за то, чтобы мы обрели смысл. Принято решение в этом году не обнародовать авторство статьи. Но без сомнения придёт день, когда это будет сделано.

20 Ноября 2017, 19:03

Государственность vs конституционный строй

Эта статья составлена из рукописных записок погибшего военного, который публиковался в блоге группы Plateau Concordance на Открытой России. В честь дня гибели Галины Старовойтовой, которая пользовалась уважением военного деятеля, хочется почтить первой публикацией этой статьи с её названием как в оригинале память всех гражданских и военных лидеров, сознательно рисковавших своими жизнями и щедро отдавших их за то, чтобы мы обрели смысл. Принято решение в этом году не обнародовать авторство статьи. Но без сомнения придёт день, когда это будет сделано.

Статистика Постов 350
Перейти в профиль

Статья публикуется в редакции Андрея Длужневского

На правах эпиграфа

С.Степашин
― Я к партиям философски отношусь в нашей стране.
Т.Фельгенгауэр
― Это со времен Минюста?!
С.Степашин
― Нет, со времен своей дипломной работы в Ленинградском училище МВД. Она была посвящена Плеханову и называлась «О мнемоническом взгляде на развитие истории Георгия Валентиновича Плеханова». Никто не понял моего названия — чего я хотел. Сначала меня наругали за то, что я чуть ли не в оппозицию поперся...
Т.Фельгенгауэр
― Слово «мнемонический» использовали?
С.Степашин
― Да. Поэтому я с Плехановым согласен, конечно — с партиями у нас как-то неважно. Он пытался создать красивую социал-демократическую партию.
Т.Фельгенгауэр
― Так вы в тот момент поняли, что это невозможно у нас в стране?
С.Степашин
― Сложно. Очень тяжело. Ментальность другая. У нас либо вече, либо Сталин.

16 МАРТА 2015, Эхо Москвы

* * *

Государства на территории некогда легально существовавшей там страны РФ в настоящий момент нет


Актуальная конституция оказалась не соответствующей объявленному на момент её принятия республиканскому конституционному строю в первую очередь в том аспекте, что гарант этой конституции, гарантирующий соблюдение страной смысла и духа этой конституции, по причине структурных особенностей «основного закона», оказался никому не обязан выполнять тяжкие функции титана подобной могучести. А то, что надо было бы по доброй воле сохранить конституционный строй, ему оказалось невдомёк.

Вместо скурпулёзного наложения на него ответственности со стороны избирателей, ему был выдан «высокий призыв», заложенный в тексте конституции: быть «человеком едва виданной доселе порядочности, и патриотом самого величайшего уровня».

Ни первый ни второй президенты РФ такими «людьми» не оказались — каждый по разным причинам, в первую очередь потому, что каждому из них не удалось явить себя миру в качестве главного персонажа собственно Евангелия.

Eсли всё же подойти к вопросу детально, то рубежа выпало на каждого по два: расстрел парламента и Чечня у Ельцина и, опять же, Чечня и закон о референдуме у Путина


При этом и источник власти, — народ РФ, — мягко говоря не проявил социальной компетентности в плане участия в установлении объявленного в декабре 1993-го года конституционного строя. Решающим фактором в логике граждан РФ того периода оказалась перевесившая всё жажда поскорее «пожить»: отъесться, погулять, вкусить запретного.

Два президента РФ, как два гаранта конституции, пошагово с 1994-го по 2007-й несколько раз нарушали важнейшие пункты своей главной функции, в конце концов нарушив и самый важный пункт гарантии, обнаружив проектную сущность самой конституции 1993-го года, нацеленную на установление в РФ сырьевой демократуры.

Но начнём с конца. Самый важный пункт гарантий президента это сохранение страны в виде, соответствующем нормам международного права. Эти гарантии были наконец нарушены на 100%, когда было принято решение аннексировать Крым.

По мнению зaxватчиков аннексия конечно знаменует завершение проекта. За сим должен неминуемо последовать разгром страны


18.12.2014-го, через 9 месяцев после аннексии, будучи ещё обременённым президентскими обязанностями, на пресс-конференции в Московском Центре Международной Торговли, первое лицо РФ сообщило о взятии им на себя президентской ответственности за участие вооружённых граждан РФ в военных действиях в Украине. Этим первое лицо РФ фактически попрало легальность собственных функций гаранта республиканского строя, который до того хотя бы с наружной части худо-бедно согласовался с международным правом и давал стране статус собственно субъекта международного права, что составляло обёрточную часть государственности.


Позже, в фильме «Крым. Путь домой», первое лицо РФ постфактум объявило о принятом им решении по аннексии Крыма, что, при официальной статистике по близкой к полной поддержке президента народом, фактически закрепило лишение народа РФ вместе с «его» страной статуса субъекта международного права. Народ стал соучастником большого преступления; бандой.

Абсолютно так же это было сделано и с Третьим Рейхом, что позволило коалиции разбомбить его вместе с большой частью гражданского населения в 1944-1945-м годах

Сначала статистикой рисовалась полная поддержка населением лидера, потом лидер, юридически до того ставший диктатором, совершил ряд аннексий. Но в данном случае первым лицом РФ ещё и было объявлено о глобальном ядерном шантаже, отважно предпринятом им из очень странного и совершенно незаконного желания «вернуть кому-то якобы домой некий Крым».


Как ни странно, перечисленное выше является результатом вооружённого октябрьского переворота 1993-го года.


Следствием переворота было последующее принятие обществом, — у которого с его молчаливого согласия был расстрелян парламент и ликвидирован конституционный суд, — референдумом 12 декабря 1993-го конституции с тоталитарной функцией президента, где президентская власть при республиканском строе была равна самодержавной, что изначально не соответствовало ни республиканской сути ни духу конституции.

При этом, до закона о референдуме 2004-го года, право на свободный референдум, не смотря ни на что, являлось конституционным инструментом источения народом РФ его законной власти, что он уже делал дважды в 1993-м, оба раза по сути выражая волю к прохождению через смену тоталитарного строя на республиканский


Единственной досадой было то, что граждане не проявили зоркость на тот предмет, что тогда, в 1993-м, они уже в полном составе могли находиться в ловушке чьего-то плана по захвату страны. Они не активизировали своё участие в процессе управления государством, инициировав например новые референдумы, что бы выразило собственно гражданский процесс перехода общества от тоталитаризма к республике.


Но отправной точкой в ошибочных действиях граждан РФ всё же было именно пассивное оправдание расстрела Ельциным парламента и разгона им же Конституционного Суда.

Народ РФ подписал себе приговор тем, что предпочёл перспективы сытой жизни и лабильную веру в самодержца логике и закону


Спустя 9 лет, в 2004-м, всенародное право на свободный беспрепятственный референдум было загнано новым законом в рамки, фактически не соответствовавшие принципу республиканского строя с прямой демократией во главе угла, выбранного народом в декабре 1993-го, но гарант конституции не включил механизм работы своей гарантии, а вместо этого проявил себя диктатором, посредством хитрости установив тоталитаризм прямой поддержкой закона о референдуме 2004-го года и вместе с парламентом отняв власть у граждан.


У тех граждан, которые [якобы] в 1993-м проявили себя в качестве источника власти посредством выражения молчаливой поддержки расстрела парламента, уничтожения конституционного суда и открытого геноцида чеченского народа, — и всё ради сохранения и развития свободы предпринимательства, — наверно, как казалось парламенту и первому лицу, и не грех было (по-русски выражаясь) отнять право источать власть.

Только беда в том, что «грех» и «не грех» — понятия неконституционные, как собственно и месть


В 2007-м Конституционный Суд РФ, вслед за деянием Думы 2004-го года, со своей стороны аннулировал верховную властную функцию референдума, которая одна уже являлась сутью основы выбранного народом в 1993-м конституционного строя, соблюдение которого и утверждение в котором обществу и гарантировал президент до того самого момента, пока открыто не проявил себя впрямую в качестве диктатора, лишив конституционной власти своих сограждан.


И Парламент и Конституционный Суд фактически воспользовались возможностью и отомстили народу РФ за поддержку вооружённого переворота «по умолчанию» и за оба референдума 1993-го года, завершив установление в стране тоталитаризма. А гарант конституции, уже одним фактом не возражения Думе и Конституционному Суду в 2004-м и 2007-м годах сделал себя диктатором , предварительно сбросив функции гаранта фактом того, что он нарушил гарантийные обязательства на «изделие».

Подробности тут не нужны. Этого вполне хватает


Функция «гаранта конституции» была фактически аннулирована самим гарантом в 2004-м, в процессе поддержки им ограничений, наложенных парламентом на референдум, а легализация отрешения народа от власти «новорождённым» диктатором была позже осуществлена им же, но уже с помощью Конституционного Суда, — в 2007-м году.
Таким образом власть в стране стала тоталитарнее советской, поскольку вместо политбюро она антиконституционно материализовалась в одной персоне.

За 10 с небольшим лет с принятия ельцинской конституции до ограничения граждан законодательным путём в проявлении единственно законной при республике форме власти — общегражданской, республиканский строй в его конституционном виде так и не установился, т.к. перечисленное выше по тексту всё же бесспорно явилось результатом конституционного кризиса и вооружённого переворота 1993-го года, заявленной целью которого был уход страны из под диктатуры политбюро, которая фактически была лишь верхушкой айсберга. Махина же всего СССР функционировала за счёт деятельности спецслужб уже с 1964-го/1967-го года.

Пошагово теряя целесообразность, начиная с войны 1994-го и событий 1996,1999-го, 2004-го, гипертрофированно усиленная функция президента оптически себя всё же оправдывала, как например оправдывает себя преступление отцеубийцы ради присвоения им папиного имущества, пока нерадивый дитятя не пустил всё отцово имущество по ветру


Как уже понятно, даже процент и этой, — чисто оптической, — целесообразности самодержавной позиции президента в конституции внутри страны совсем сошёл на нет с 2004-го по 2007-й годы, когда конституционный источник власти был сначала технически ограничен в проявлении собственно властной функции законом о референдуме, что конечно само по себе было антиконституционным, поскольку над референдумом никаких регуляторов и ограничительных органов по конституции быть не могло, а потом и вообще, уже руками Конституционного Суда, народ был лишён права на первичность проявления власти даже в затруднённом виде, по закону 2004-го года, поскольку референдум был назван КС не имеющим бесспорного властного статуса.

==VIDEO==►Рупор режима поясняет

Последовательно распедалированные спецслужбами нацистские и шовинистские настроения среди граждан РФ, десятилетие легальной продажи «Майн Кампф» Гитлера, русские марши, попрание законодателями прав детей-инвалидов на их перемещение в лучшие условия, усиление законодателями гомофобии, войны с Грузией и Украиной: всё это нужно было захватчикам и их коллаборационистам в Кремле для выставления граждан РФ «невменяемым народом» с целью незаконного отрешения конституционного источника власти от управления страной для финального установления открытой оккупации.

Конституционный Суд, переживший своё уничтожение в 1993-м и спустя 14 лет отомстивший гражданам за своё унижение, в итоге сработал в 2007-м не только против народа РФ, но и против самого себя


Эффект Третьего Рейха образца 1945-го года не отличается избирательностью, а народ, допустивший установление у себя опасной для мира на планете диктатуры, в итоге наказывается историей вместе со всем, что в него входит, без каких либо «счастливых» исключений.

Неестественно усиленная функция президента, как жесточайшего гаранта конституции с 1993-го по 2004/7-й была якобы нужна в качестве опять же гарантии прохождения обществом процесса изменения «социалистического» строя, — в советском виде бывшего тоталитарным, — на республиканский («демократический» республиканский), который бы соответствовал современной глобальной формуле успеха и позволил бы стране (народу), как субъекту международного права, легализоваться на мировой арене после 1917-го, сталинщины с её аннексиями и трудно объяснимого «распада» СССР.

Поэтому гарантом конституции и был выбран президент Ельцин, которому народ, согласно подсчётам голосов, отдал своё доверие на апрельском референдуме в 1993-м году


Граждане тогда проявили власть в качестве её источника, реализовав право на принятие важнейших государственных решений. Оплата по векселю за своё ископаемое представление о государственности [в виде поддержки неосамодержавия] последовала позже. Это случилось, как уже было сказано, в 2007-м году, когда они были наказаны за свою коллективную гражданскую нерадивость Конституционным Судом, отобравшим у них власть так, как они забрали её у него в 1993-м.

Конституционный Суд в 2007-м предпочёл дать ФСБ установить умеренную, как тогда казалось, диктатуру грамотного, непьющего, уравновешенного Путина, вместо брезжащей на горизонте власти «невежественного плебса», который в 1993-м позволил Ельцину уничтожить всю государственность его страны, дважды дав полную власть одному человеку, — фактически царю, — во время мартовского и декабрьского референдумов 1993-го года.

На самом же деле это было не невежество: граждане надеялись не дать реваншировать советскому тоталитаризму и, не получив никакой альтернативы кроме одного человека, заверившего, что он никому не даст это сделать и уже показавшего «свои возможности» в 1993 году, «победив ГКЧП», поставили по многосотлетней традиции на этого одного. И это было всем понятно.

Но руководство Конституционного Суда всё же лишило референдум власти в 2007-м, пойдя против сограждан


Кстати сказать, в тот период, — в 2005-2007 годах, — гражданским обществом как раз проявлялась очень серьёзная активность по поводу происходившего в Кремле. Она была не такой отчётливой, как в 2011-12 годах, когда случилась начинающая забываться, как всё, Болотная.

Но за то гражданские волнения тех лет были глубже по содержанию, гораздо менее фрондовыми по своей сути и не были организованы конкурирующими кремлёвскими элитами, а развивались действительно внутри общества и тех кругов, которые принято называть «интеллектуальными элитами».

Но вернёмся опять на три года назад от узурпационного 2007-го. В 2004-м какая бы то ни было целесообразность гипертрофированно усиленной функции президента-гаранта для установления современного республиканского строя сошла на нет, так как этот строй был попран в части «первенства права конституционного источника власти на её проявление» антиконституционным законом о референдуме.

Если опираться на ярко республиканский дух конституции, то в стране не могло быть институции, допущенной до ограничения граждан в проявлении ими своей прямой власти


При этом что-то допустило парламент до выпуска закона о референдуме. Это и была та самая «мистическая составляющая» конституции, заключённая в странной двузначности и суперпрезидентства наряду с референдумом и в неких «особенных» словах из 2-го и 3-го параграфов 3-ей статьи.


Президент же Путин, в свою очередь, не выполнил функции гаранта не только конституции, но и помощника граждан в качестве строителя реальной республиканской государственности, во имя установления которой и принималась конституция с усиленными функциями президента, как гаранта конституции.


Конституция 1993-го с «самодержавным» президентством принималась ради осуществления замещения тоталитаризма республикой.

Но ведь «рулить» гражданской республикой ИЗНАЧАЛЬНО не должен был один человек: ни в период становления в ней республиканского строя, ни вообще. Настоящее государство это не такси


Исходя из вышеперечисленного можно сделать вывод, что конституционный строй, во имя гарантии установления которого были неестественно усилены президентские функции, так и не был установлен, поскольку президентские выборы 1996-го и 2000-го носили ярко манипулятивный характер, а в 2004-м народ уже технически не был главным и единственным, то есть непререкаемым источником власти.

Так несостоявшаяся республика перестала существовать, начав свой путь в состояние феодального княжества, чтобы закончить его в 2007-м году.

Это была уже даже не странная квази-республиканская система, как при последних реинкарнациях СССР: вместо тоталитарного псевдо социализма воцарился ещё более тоталитарный, в сравнении с хрущёвским и брежневским, анти республиканский, жёсткий капитализм оккупационного, скрыто-колониального типа.

Работа на местах ничего не даст: выборы не функционируют по причине попрания самой идеи о республиканском строе, последовательно осуществлённом президентом, законодателями и конституционалистами с 2004-го по 2007-й год


Реинкарнация тоталитаризма с усилением его формы по сравнению с СССР 1954-91 на базе мифического «антикапиталистического» тоталитарного «социализма» прошла незаметно, убив остатки наследия 1991-93 годов.

Строй превратился, как уже было сказано, в гораздо более тоталитарный по своей вертикальности. Установилась ультра-капиталистическая «африканская» сырьевая демократура.

Это превращение осуществлялось опытной, твёрдой рукой, по чьему-то умному многовариантному плану, с апрельского референдума, октябрьского переворота и принятия декабрьской конституции 1993-го.

Эта конституция сразу не соответствовала объявленному Конституционному строю: состоятельной в государственническом смысле республики европейского образца конца прошлого тысячелетия, с главным и единственным источником власти в виде совокупности всех её граждан


Однако одновременно с этим эта же самая конституция оставляла гражданам страны шанс на взятие управления в свои руки в виде ни чем не ограниченного права на референдум. С 1993-го по 1996-й у граждан РФ была возможность продавить себе например конституционное право на ношение оружия и на свержение граждан, управляющих страной, в случае совершения ими преступлений.

Но вместо этого уважаемые соотечественники занимались выборами 1996-го года, с которыми их обманули — кого-то раньше, кого-то позже.


Но всё же, с 1993-го до закона о референдуме 2004-го года, республиканский дух конституции в какой-то мере сохранялся, и первое лицо страны, — с пошагово убывающей степенью правомочности, — технически можно было признавать гарантом соблюдения духа конституции, как инструмента установления объявленного и намеченного для воплощения в жизнь современного республиканского строя взамен павшей тоталитарной советской системы.

Президент лишь не должен был быть кем-то, способным на предательство


При этом факт остается фактом, что только после действий Конституционного Суда в 2007-м году по антиконституционному отрешению народа от власти, в стране полностью установилась пресловутая сырьевая демократура: тоталитарнейшая и опаснейшая из захватнических систем в плане скрытого потенциала по самодемонтажу государственности.


Подытоживая все сказанное стоит констатировать, что без помощи конституционного суда свой последний шаг к диктатуре проекту «Путин» было не сделать. Но мы ещё можем спасти страну.

_Первая публикация с изменённым названием «Государственность и конституционный строй» вышла 08.08.2015

__________________________________________________________________________

P.S.

3а пару недель до крушения малайзийского Боинга над Донбассом в передаче «Комната Отдыха»

Л.Нарусова
— Только что мы приняли закон, по которому можно сбивать пассажирский самолёт с людьми, если там есть террористы...
С.B.Степашин
— Людмилa, Вы знаете, я Вам скажу откровенно. Cовершенно откровенно. Спецслужбa, которaя считаeт, что её постоянно нужно прикрывать законом, ну не совсем права, — я имею право так говорить. Спецслужба — она на то и спецслужба, чтоб иногда рисковать. Тогда ведь другая политическая ситуация была. И нам нужно было, — я Вам откровенно скажу, я сейчас не бравирую этим, — Борис Николаевич кстати об этом знает и Ерин об этом знает; нам нужно было прикрывать и главу государства. Мы должны были брать на себя ответственность всю. А не глава государства. Сегодня пока глава государства лично берёт на себя всю ответственность. И не один раз уже. Я имею в виду Владимира Путина...

Читайте также

4 Сентября 2018, 15:07

4 Сентября 2018, 15:06

4 Сентября 2018, 15:06

4 Сентября 2018, 15:05

util