Badge blog-user
Блог
Blog author
Олег Дергилёв

Истоки антизападничества...

12 Апреля 2016, 14:01

Истоки антизападничества...

Статистика Постов 2
Перейти в профиль

553d92cc8464.jpg
Р
есентиме́нт (фр. Ressentiment: «негодование, злопамятность, озлобление») — чувство враждебности к тому, что субъект считает причиной своих
неудач («врагу»), бессильная зависть, «тягостное сознание тщетности попыток
повысить свой статус в жизни или в обществе»
«Словарь иностранных слов». Комлев Н. Г., 2006


Термин ресентимент — «злобной зависти», «озлобления низшего к более утонченному и высокому», впервые сформулированный Ф.Ницше в работе «К генеалогии морали», замечательно объясняет суть отношения российского массового сознания к западным ценностям, европейской культуре и всему, что противопоставляется нашему «особому» пути.

Патриотический угар последнего пятилетия, шел по нарастающей и вновь воскресил из забытья старые мантры о непригодности для России европейского и американского путей развития, причем, при несомненной разнице между ними, их сливают в некий единый «западный путь». Где нет противоречий между ведущими странами и даже плохо скрытой неприязни, как между Францией и Италией, все слито в монолитный колосс, опора которого: эрозия традиционных ценностей, широкий размах гомосексуализма, упадок веры и тирания толерантности.
Люди, не заподозренные ранее в работе пропагандистами в штатском, серьезно рассуждают о тупиковой капиталистической модели, огромном госдолге США, упадке их ценностей и повсеместном упадке вообще.
СМИ пугают россиян разгулом сексуальных перверсий и свирепой ювенальной юстиции, вкупе с тотальной слежкой за гражданами в странах, где внешне сытый и благополучный капитализм, но наши журналисты срывают покровы с идиллических картин и открывают нам страшную правду о Западе!
Под тем же соусом, в тех же СМИ, весьма известные персоны, когда-то всенародно любимые сатирики, к примеру, вещают об особости россиян, как народа, невероятной древности истории и высочайшей культуре, зависти к нам соседей, которые стремятся оболгать, затереть и растоптать все хорошее о нас. Некоторые договариваются даже о наличии у нас иного кода ДНК и дополнительных хромосом, что выдает их мощный образовательный базис.
Как правило, это сопровождается не только зубодробительной исторической ересью, но и рассказом на контрасте о западных аналогах нашим культурным, языковым или историческим явлениям, которые-де ничем не лучше, зато любовно очищены их историками от негатива и потому кажутся нам более гуманными. И мы, по незнанию, думаем, что история России-тьма тирании и бесправия...
А на деле, там, в Европах и Америках царила жуть и диктатура посредственностей!
На этой ниве, разные псевдоисторики пишут родословные русского народа от атлантов, ариев или гиперборейцев, в зависимости от концепции и буйства фантазии автора
Псевдоэксперты военной литературы виртуозно из наших поражений и отступлений делают победы и гениальные стратегические ходы.
А один наш министр выпустил даже серию книг, где все пороки российского населения опровергаются, а их описания, иностранцами и своими современниками, объясняются в духе всемирного заговора против России испокон веков.
Массовый потребитель, не читая подробно все это и не анализируя концепты, тем ни менее, впитывает несущиеся из разных каналов, но одинаковые по посылу установки и вполне быстро становится антизападником, не будучи в состоянии даже аргументировать свою позицию.
Традиция эта не нова, подобные всплески антизападничества случались в периоды перед первой мировой и крымской войнами, в меньшей степени, во времена Елизаветы, а особенно мощно антизападничество расцвело при Иване Грозном, подкрепляемое вхождением в зенит славы Османской империи, поставившей под сомнение дальнейшие перспективы Европы.
Корни этой нелогичной, если трезво глядеть на историю, ненависти лежат, вероятно, в православии и конкретно в его византийском варианте.
Иерархи Константинополя придерживались крайне высокомерного и презрительного взгляда на западных соседей, что привело к известной «резне латинян» в ходе которой, были убиты тысячи франков и венецианцев, находящихся в Византии, а с площадей православных призывали не щадить зарвавшихся еретиков.
Достаточно схоже с современными тезисами противопоставления Западу, обличались нравы Запада, атмосферой высокомерия и превосходства наполнялись описания быта и религиозных традиций.
Это проникало в народную культуру и ментальные установки византийцев, которые не хуже современных «ватников» мало что знали о западных людях, но заведомо считали их недалекими врагами, а себя значительно выше, лучше и чище.
Может быть, даже какая-то особая «духовность» была приписываема себе...
В итоге, даже видя под стенами Константинополя турецкие войска, византийский полководец Лука Нотарас предпочел сказать:
— «Лучше увидеть среди города царствующую турецкую чалму, чем латинскую шляпу». Папская уния была отклонена, хотя франки и венецианцы все же пришли на помощь и сражались едва ли не храбрее греков.
Однако город был взят, а уже через пять дней, ярый антизападник Лука был поставлен султаном перед выбором: отдать своего необыкновенно красивого сына в гарем известного своими наклонностями султана, или умереть.
Византиец выбрал смерть, мужественно принял её, а его сын, по слухам, бежал к тем самым ненавистным венецианцам-носителям упадка и порока.
Концепция антизападничества была полностью усвоена Русской православной церковью и наиболее подверженные её влиянию низшие слои общества имели смутное, но крайне негативное представление об иных культурах, вплоть до убеждения, что русский человек может даже физически жить лишь в России.
Иностранцы селились отдельно, иноверцы жили по особенному законодательному уложению и контакты с ними не поощрялись.
Таким образом, зерна нынешнего патриотического антизападного угара падают в уже готовую почву, на которой пожинали ксенофобские всходы, еще далекие предшественники нынешних правителей.
Понятно, что цель существования такой концепции, не только дань исторической традиции, но и способ позиционирования себя, отстройка от конкурирующих цивилизаций.
Это позволяет укрепить национальную идентичность, а на основе этой концепции дополнительно сплотить подданных вокруг своей идеи и против идеи чужой.
Выдавая собственные традиции и даже недостатки как позитивные факторы.
Утрировано, нам наклеивается этикетка другого цвета и сообщается, что на этом основании, мы полная противоположность имеющим другие цвета и они нам чужды, непонятны и весьма враждебны.
Агрессивный и негативистский тон же обусловлен попыткой рационализировать, в головах масс, несоответствие достижений сравниваемых цивилизаций.
С лихорадочных петровских реформ, до советского «догнать и перегнать» шла гонка за Западом, но удавалось лишь приблизиться, создать видимость и внешнюю похожесть, ценой огромных затрат и лишений.
Тонкий слой внешней цивилизованности стремительно таял по мере приближения к раскаленному хаосу обывательской жизни, что тонко подметил маркиз де-Кюстин в своей известной книге.
Явный диссонанс целей, стремлений и результата, который надо как-то объяснить себе и населению, не ставя себе в вину.
Безуспешные попытки догнать и перегнать ушедшего вперед соперника объясняются тогда его греховной природой, обманом союзников, имитированием успехов, воровством идей, в конечном счете, можно свести все к «это не главное, ведь у них нет нашей /подставить нужное/....».
Потому нет числа работам, объясняющим хроническое отставание России от Запада плохим климатом, редким населением, постоянными войнами, необходимостью сдерживать какого-либо невероятно сильного агрессора, а Европа в то время уходит вперед, либо ведется поиск негативных моментов, которые могут утешить отстающих, так как у них тоже «все плохо».

Казалось бы, общепризнанные успехи подвергаются скрупулезному изучению на предмет поиска зацепок, для объявления их фальшивыми пиар-проектами, дутыми величинами.
Формируется образ оболганной и обворованной России, более ушлыми соседями и её положение, не результат качества её политики, систематически плохого управления и качества населения, а случайность и махинации соперников.
Под воздействием Ницше Макс Шелер в «Ресентимент в структуре морали» описывает ressentiment как злобное отрицание высших ценностей низким человеческим типом.
Его появление он связывает с омассовлением общества.
И потому антизападничество отчетливо проявляется в периоды, когда государству нужен упрощенный, сведенный к низкому, массовый человек.
Для выполнения примитивных трудовых функций, ведения войны или сохранения социальной стабильности, в ухудшающихся экономических условиях, именно он-базис общества.
В нынешней ситуации, у апологетов особого пути, очень мало козырей.
По всем ключевым сферам жизни общества Запад превосходит нас в степени достаточной, чтобы догоняющая модель была обречена вечно догонять.
Попытки её форсировать провалились в советскую эпоху и проваливаются сейчас в например, для опережающего развития созданной, инновационной сфере.
Научный, военный, культурный потенциал стран Запада гораздо выше, а достижения не просто успешнее, а скажем так, они там, безусловно, есть, в отличие от нас.
Все, что видит в повседневной жизни и чем пользуется обыватель, сделано, либо разработано на Западе.
Вклад России в этом смысле крайне мал, а попытки копирования пока не приносят успехов.
Это усиливает диссонанс антизападнического концепта и окружающих реалий, особенно в контексте особой одаренности россиян и их огромного превосходства над «бездуховными» европейцами или американцами.
Сложно искренне презирать американца, сидя за придуманным ими компьютером, за столом из ламинированного МДФ, в окружении степлеров, органайзеров и люминесцентных ламп, пластиковых окон.
В общем, все вокруг кричит, об их прорывах и нашей ограниченности.
Такая значительная нестыковка требует какого-то сглаживания в сознании и единственное, что позволяло это сделать, был окончательный уход с доски соперничества в материальном плане, на эфемерный уровень сравнения неких абстрактных качеств: духовности, душевности, соборности, интеллектуального превосходства (интересно как измеряемого) и прочих занятных ментальных сущностей.
И процветание со свободой Запада, вполне в евангельском духе, преподносится как дьявольское искушение, за красивым фасадом которого находится греховная суть.
О чем необходимо помнить и открывать на это другим глаза!

Да, это зависть, в чистом виде, причем зависть от осознания невозможности сравняться при безуспешных попытках. Тяжелейший комплекс неполноценности вместе с манией величия.
И Россия не в состоянии признаться себе, как это сделала когда-то поверженная Османская империя, наградившая нынешнюю Турцию глубоким комплексом своей отсталости, что мы ошибаемся, в чем-то хуже и нужна длительная, кропотливая работа внутри страны, а может и слом своих ценностей, по образцу той же Турции или Японии времен «мэйджи исин» чтобы взять чужие.
Вместо этого, куда проще искать тайных врагов, соревноваться по придуманным же самими характеристикам, раздувать свои небольшие успехи до вселенских размеров, а их достижения всячески шельмовать.
И опять же, отголосок религиозного сознания россиян — ожидание неминуемого апокалипсиса западной цивилизации, играет на руку.
Огромный госдолг, падение нравов, исламский натиск, а сто лет назад — революционные движения, борьба колоний и истощение ресурсов, должны были стать справедливым концом наших соперников, после чего Россия должна стать мировым лидером.
Ожидание длится до сих пор, но финал все никак не наступает.
Апокалипсис и мессианство, как сверхидея, отрицание мирского в геополитическом масштабе!

Но при этом, возвращаясь к начальному смыслу ресентимента у Ф.Ницше, это, прежде всего прибежище слабых и неспособных, коими он считал христиан, культивирующих идеал противоположный его сверхчеловеку.
И упование на вмешательство высших сил, которые разрушат сильного соперника и возвысят слабого — характернейшая черта человека осознающего свою ущербность и неспособность к победе, равному соперничеству.
Мы можем прочесть многие предсказания разных астрологов и прорицателей в массовой прессе, о скором падении США, возвышении России и тому подобный аутотренинг.

В итоге, придание антизападному ресентименту статуса неофициальной идеологии, как раз перечеркивает все бравурные лозунги этой концепции!
Невозможно сделать привлекательным образ, основанный на зависти и постоянном негативистском сравнении.

Ущербность и отталкивающая эстетика, вкупе с явной ложью и гротеском в положениях, неизбежно приведет к разочарованию населения.
Что Россия и демонстрирует, чередуя периоды изоляции и самолюбования, с последующим фанатичным подражанием Западу, в годы, когда отставание становится слишком явным.
util