Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Михаил Фремдерман

Реформа Скорой

11 May 2016, 16:15

Реформа Скорой

Статистика Постов 3
Перейти в профиль
ОСКОРБЛЕНИЕ К ПРАЗДНИКУ

«Ушиб мошонки о Каширское шоссе»
Из направительного диагноза Скорой помощи

Вот я решил решительно оскорбить коллег, нарушить все правила приличия, полностью показать свою русофобскую сущность, покуситься на святое, порвать скрепы и оскорбить тени... ну и т.д. В день работников Скорой Помощи (СП) призову-ка я в меру сил к реформе, причем системообразующей реформе этого подразделения российской медицины. Потому как именно Скорая в ее нынешнем виде является одним из рассадников того самого фельдшеризма, о котором писал ранее. Потому что денег они сжирают немерено, а выхлоп, простите, — в трубу. Да, сразу оговариваюсь, что бывают такие врачи СП, что любо-дорого!

Немного, для порядка, истории. Идея пришла из Варшавы, то есть самая, что ни на есть — европейская. В Москве, Питере и Одессе кареты Скорой сначала были (!) при полицейских частях. С санитарами. Потом врачи больниц (!) безвозмездно (!) иногда присоединялись к санитарам. Ну и студенты, куда ж без них, руки и глаз тренировали... Советская власть уверенно направила врачей на Скорую уже за зарплату. И понятно — почему: гражданская война и эпидемия тифа, бандитизм и голод. Потом только вернуть забыла... И еще — была в этом одна тонкая мысль: унизить врачей. Ведь мы помним, что врачи — это все же «господа», «баре». Доктор Борменталь, да? Не по финансам, нет. По статусу, по самоощущению. Образованнейший человек. Независимый человек. Опять-таки — частная практика. И большевики лишают врача частной практики, и отправляют его на вызовы Скорой. И уж к кому приедешь. Что я вам рассказываю, фольклор СП всем известен. И, конечно, в обществе тотального инфантилизма и патернализма выросла мощная когорта людей, привыкших к тому, что врач — это обслуга. Когда специалист с высшим образованием и 20-летним стажем является к тебе в дом, где у тебя от вчерашнего обострилась язва, делает тебе укол и даже капельницу — это повышает реноме вызывающего в собственных глазах, особенно если он по своему IQ, скажем так, ээээ... слабоват...

Разумеется, врач Скорой — совсем не зануда, в отличие от твоего участкового. Он тебя не знает, и, вполне может быть, что ты его никогда больше не увидишь. Он не будет требовать от тебя: бросить курить, уменьшить ежедневную дозу алкоголя, сходить обследоваться, сесть на диету и заняться спортом. Он не трогает твою совесть. Пришел, хмуро что-то пробурчал, сделал укол и ушел. Всем (!) инфантилам — очень удобно. А вот когда надо ехать в больницу — тут уж можно сказать: «А зачем? Я вам, врачам, не доверяю. Еще уморите...» Разумеется, «ответка» от врачей и фельдшеров Скорой присутствует в полном объеме. И случается всякое. И притом даже уголовно-наказуемое, чего уж тут греха таить. И та же проблема в корне — врачу Скорой этот больной, по сути, безразличен. Он его больше не увидит. Сейчас укольчик зафигеню, а потом пусть с ним поликлиника возиться. Или поговорка «живот лучше всего болит в приемнике» (приемном покое), да? Справедливая поговорка, кстати. Но вот зачем для того, чтобы отвезти «острый живот» в приемное отделение, нужен человек с высшим медицинским? Эту тему можно длить до бесконечности. И еще — привез больного в больницу, всё — ты красавчег! Что там завтра про тебя скажут коллеги из больницы, это уже не важно. Это вообще как, когда в условиях дефицита больничных коек в огромном городе решающее слово по проблеме: куда какого пациента везти остается за диспетчером Скорой помощи, или даже за главным дежурным врачом Скорой помощи? Не за тем, кто в больнице и кому лечить, а за тем, кто сидит перед дисплеем в большом здании в центре города, и решает, куда именно надо такого или сякого больного поместить? И имеет полное право «наказать» неугодную больницу... И этим правом пользуется, мы же все это знаем. А самое главное, когда наутро выясняется, что больной попал не по профилю, что у него другой диагноз, что его надо переводить в другой стационар — этот уважаемый доктор не несет никакой ответственности. Никакой. Вообще. И попробуй еще им позвонить и выразить претензии. Они тебе устроят сладкую жизнь! Они тут же и напишут в Комитет, и позвонят туда, и даже сходят, благо в одном здании. И потом к тебе же приедет комиссия выяснять, а ты вообще там на дежурстве — пьяный что ли, если со СП споришь? Было, проходили...

Во всем мире пошли по другому пути... Я отлично помню, как в 1999 году в Будапеште на конгрессе удивились западные коллеги, узнав, что в России кардиолог может приехать к больному на приступ болей в сердце или на пароксизм аритмии. Причем кардиолог не конкретный, а дежурный. Врач СКБ (специализированной кардио-бригады) Минут 10 им какой-то польский врач втолковывал про «советский опыт»... Так и остались стоять англичанин и бельгийка с открытым ртом... Итак, по всему миру пошли по иному пути. Прежде всего, врач — это дорогая штучка. Его надо использовать точно по адресу. Он не должен носилки носить, понимаете? Врач должен иметь возможность разобраться с пациентом. А как это сделать без минимальной аппаратуры и анализов? Да, некоторым бригадам в Питере создали почти реанимацию с лабораторией на колесах, но... выгодно ли это финансово? Выгодно ли это для больного? Выгодно ли это, учитывая российские дороги? Думаю, что нет. Я не буду разбирать принципы и детали работы Скорой помощи Германии, Канады, США и Израиля. Они похожи. Они не идеальны. Вместе с тем, они работают отлично, вот по ребятам из Моген Давид Адом («Красная Звезда Давида») — видно, как им нравится, как они переживают, какие они чёткие профи. Одно удовольствие и смотреть на них, и общаться с ними.

Но сейчас прибегут сердобольцы, и будут меня бить по голове. Как же так, скажут они? Ты, мерзавец и негодяй, отказываешь российским старичкам и старушкам в праве вызвать в два часа ночи врачебную бригаду СП, чтобы унять сердцебиение? И что ж им, старикам и старушкам — помирать теперь? Нет? Тогда как им добраться до приемного покоя больницы, когда пульс под 170? Ах ты.... Минуточку, отвечу я, а этот приступ — первый или уже бывал? Если он первый — так почему парамедик не может дать что-нибудь быстренькое под язык, измерить сахарок и отвезти в приёмничек на машинке, а не на реанимобиле? А если это уже в 23-ий раз пароксизм аритмии, одной и той же, может, кто-то заставит старичка или старушку регулярно (!) принимать, скажем, бета-блокатор, чтобы не было этого пароксизма? Потому что пока врач сидит с бабушкой, где он может понадобиться? Вот именно... Ах ты, сссс...., скажут мне другие сердобольцы, а вот на моих глазах (вариант — моих родственников) Скорики три часа реанимировали-реанимировали, да и выреанимировали!! Ты что ж, скажут мне, сссс..., морда ж....ская, хочешь и этой последнего завоевания бесплатной медицины нас лишить? Угу! Очень хочу. Даже настаиваю. Потому как тренированные парамедики и фельдшера отреанимируют гораздо лучше (есть мировой опыт), и зарплата у них — меньше, и сваливать на них то, что Вася пьяным полез купаться в фонтан 2 августа, а вот и утоп, а они его не спасли — никто не будет. Потому что их дело ровно три — интубация трахеи, массаж сердца и венозный доступ. И это выучить проще. А, значит, достаточно 6 месяцев обучения, а не шести лет... И через 10-15 минут после успешной реанимации шоковый зал больницы — ждет вас всех! Еще раз — весь мир так работает. Но Россия, как известно, родина мамонтов.

Представляется, что существование этой весьма специфичной, сложно управляемой, надменно-хамоватой в общении с коллегами и панибратской — с пациентами когорты (а они реально спаяны, как преторианцы) медицинских работников выгодно и власть имущим, и населению. Властям всегда есть, что показать — вот гляньте, как мы заботимся о нашем народишке, вот наглядненько: машину купили, форму новую выдали, новую станцию скорой помощи вместо прежнего сарая построили и т.д. Это вам не больницу на 300-а, 600-от или тысячу коек строить и оснащать. Впрочем, цену показухе мы знаем: и машинки в подворотни не пролезут, и за форму новую медикам платить придется, и внутри станции — ангар ангаром, нет ни душа, ни столовой. А затем начальству есть, на кого и спихнуть: м-да, профессиональные качества врачей неудовлетворительные, не могут спасти 120-ти килограммового зам. главы администрации территориального образования, когда он в баньке угорел с девицами по пьяному делу (пардон, на совещании в банке поспорил с секретаршей, внезапно побагровел, и сердце прекрасного администратора не выдержало)... И население относительно довольно — можно обратиться по телефону по любому поводу, в любое время суток. Можно наорать и написать жалобу. Можно даже приехать на станцию СП с бейсбольной битой и устроить элегантное махалово... Самое же главное — можно плюнуть на свое здоровье и устроить куролес, а потом рассказывать, что врачи-убийцы приехали поздно и загубили... Если бы этот рассказчик уже выпустил бы соску из беззубого рта и осознал, что проблема его здоровья должна волновать прежде всего его самого, он бы допер, что Скорая помощь должна заниматься именно проблемами резкого катастрофического ухудшения состояния при относительном здоровье человека.

И последний вопрос — а самому-то врачу ( я именно про врачей, фельдшер — это совсем иное в данной ситуации) интересно работать? Новое познавать? Проникаться сознанием собственной значимости? Совершенствоваться профессионально? Охххх... Смотрите на диагноз, вынесенный в эпиграф... А диагноз «Ребенка похитила банда педерастов» — видел своими глазами — лучше? Посудите сами — в мире практически такой СП нет. Значит, обмениваться международным опытом — не с кем. Оказание помощи сводиться к стандартам, поэтому нужно тренировать совсем иные участки мозга, чем у реаниматолога и врача приемного покоя. Про оценку лабораторных данных и их интерпретацию — забудьте, вам не нужно. Если по честному — не учатся они там, как остальные врачи в России. То есть врачи в России вообще после диплома очень плохо учатся, не сравнить с Западом, но уж Скорая — особенно. Значимость — это здорово, когда довез 5-летнего ребенка с менингококцемией из Сестрорецка до Института Детских Инфекций на Петроградке (по себе помню), потому что — увидел сыпь и мгновенно всё понял. А через два часа поехал к пьяницам, где один укусил другого за средний палец до крови. И пострадавший попытался вытереть кровь моим халатом... Но довезти-то мог — и парамедик... Мое мнение, да, молодым врачам нужна такая практика, чтобы научиться принимать решения в одиночку, чтобы научиться мануальным навыкам и научиться ценить труд фельдшеров и парамедиков. Но!! Больше двух лет нечего делать там, надо уходить в стационар, пока мозги жиром не заросли, а ты в машину не превратился. Некоторые совмещают скорую и работу в реанимации, но это только потому — что очень хорошо платят на Скорой. Очень. Пока, по крайней мере. Опять-таки к разговору о целесообразности финансовой. Словом, СП — в ее нынешней ипостаси — очень затратна, малоэффективна, зависит от инфраструктуры (дороги и машины), является источников постоянного недовольства населения, при этом именно на эту службу население возлагает некие надежды, не желая входить в проблематику в целом. Никакой же гражданской солидарности с медиками СП нет и в помине. Врач Скорой помощи — первый кандидат на роль Ионыча со всеми признаками, описанными еще Чеховым.

Вывод: система СП должны быть перестроена жестко и по европейскому (германско-польскому, например) образцу. Врачи должны ждать пациентов на СВОЕЙ территории — в отделениях неотложной помощи больниц, где и должны находиться машины и доблестные экипажи Скорой. Никакой автономии, никакой партизанщины. И не в охранники молодым людям надо идти, а в парамедики. Впрочем, это уже зависит от того, насколько общество ощущает себя гражданским, а не инфантильным, как сейчас в России.



util