Badge blog-user
Блог
Blog author
Milena Cotliar
Blog post category
Политика

Создать свою Америку

«Комуна — правая идея, создавшая США. А потом была французская революция, которую cделали американцы чтобы ослабить Англию, к примеру выдернув из-под неё ряд пробританских феодалов из Нормандии, её питавших. Там они вынуждены были действовать быстро, по-популистски, т.к. им надо было отстаивать свою независимость.»
26 Апреля 2017, 06:16

Создать свою Америку

«Комуна — правая идея, создавшая США. А потом была французская революция, которую cделали американцы чтобы ослабить Англию, к примеру выдернув из-под неё ряд пробританских феодалов из Нормандии, её питавших. Там они вынуждены были действовать быстро, по-популистски, т.к. им надо было отстаивать свою независимость.»
Статистика Постов 300
Перейти в профиль

Я — 30 лет политике. Могу предоставить свидетелей. Даже 33 года. С 14 до 17 (до того) у меня с одним беларусом была музыкальная панк-рок-группа. Мы цитировали Петра Кропоткина а потом и Айн Рэнд — почти в каждой песне. Фактически это тоже была политика. Мы музыкой боролись против фашистов, которые вели войну в Афганистане.

Весной 87-го мы объясняли людям, что в обществе отсутсвуют комуны — по этому идёт война в Афганистане. Что мы воюем не за интересы граждан СССР, а то ли за Голландию то ли за Англию. Мы писали слово «Комуна» с одним «м» по-беларуски, и сама рок-группа называлась «Комуна»: сколько не переименовывали — не приживалось. Б.Гребенщиков, услышав нас на Рубинштейна-13 (мы ездили из Москвы по выходным) пришёл в восторг от идеи писать «комуна» с одним «м» — де большинство сомневается, когда пишет — не удваивается ли там и «н» или не удваивается ли там «н» вместо «м», поскольку удвоений не слышится.

В итоге этот парень-беларус — Коля Рябина — попал в осенний призыв 1987-го, прошёл учебку, в которую мы ему писали и к нему даже один раз ездили на электричке несколько часов (было относительно не далеко от Ленинграда) а весной 1988-го оказался-таки в Афганистане и пропал. При чём мать по сей день так и не получила о нём никаких сведений(?). Версия была, что он стал употреблять наркотики и осел в Таджикистане, но это конечно жe ложь.

Возможно его забрали в Афганистан намеренно. Он был сложный. Ушёл от отца-партаппаратчика из Молодечного в Москву по шпалам — мама его вышла за муж в Александрове, но при общем хаосе ему удалось устроиться на почту в Мытищах, там прописаться и пойти в вечернюю школу. А это было сразу за МКАД.

Помню из того времени, что мы были уверены, что против войны можно бороться только будучи настоящими комунарами. Выясняя всё про все расходы страны — объединяясь в комуны и требуя информации обо всех расходах из того, что делает руководство всей страны. По странному стечению обстоятельств среди нас (в рок-группе) были все либо дети экономистов и бухгалтеров либо внуки. У меня мама закончила математическую одиннадцатилетку с золотой медалью в космических Подлипках, её мама была старшим экономистом-плановиком в космическом КБ у С.П.Королёва а бабушка по папе была бухгалтер с дипломом из училищa.

И всё казалось бы просто, но политология это усложняет. Нам сказали с 1987-м, когда мы вдвоём (две девочки из рок-группы) пришли а политику, что мы — левые. Мы оказались в молодёжном общественно-историческом движении Юрия Афанасьева — было создано при Политехническом институте и можно было любому с 14 лет вне зависимости от членства в комсомоле. Но мы были правые комунары. Нас возмутило, что нас cyнули в левые, нас просто убивало слово «левые».

Мы были против наркотиков (страшное потрясение молодости — смерть музыканта Саши Башлачёва, автора «времени колокольчиков»), за Айн Рэнд. A у Кропоткина мы не считали осуществимым идеи Кропоткина по радикальной сменe формации, при какой он жил, без как минимум ста или более лет сидения на контролированном накоплении обществом средств на строительство инфраструктуры в деньгах. Все пятеро (с ещё тремя друзьями) мы жёстко отошли от Маркса ещё в 1987-м.

Кроме того, читая внимательно Петра Кропоткина, мы не находили однозначности в его утверждениях в том смысле, что денег в конце концов не должно быть. Мы стали ездить на польскую границу в Багратионовск в 89-м и менять утюги, дрели, кипятильники и бензопилы на ширпотреб. Я за пару лет до этого начала (нас как рок-группу «курировал» экс-военный разведчик) зарабатывать пением романсов со скрипкой и роялем в кооперативном ресторане «У фонтана» рядом с Домом Учёных и на корабле по Золотому Кольцу. Мы шли к обществу швейцарского типа — понимали цену денег, как инструмента для добычи личностной независимости и силы для своей Kомуны.

Все приличные люди в конце 1980-х говорили о необходимости для СССР политики вечного военного нейтралитета и о жестко пацифистской конституции. Мы помнили о том, что необходимо фундаментализовать идею контроля общества над руководством страны, чтобы оно не воевалo на деньги общества и от его имени .

Но Саюдис всё изменил. Лансбергис расчехлился aж при Путине: предложил признать гитлеровское «временное правительство» апреля 1941-го законным правительством Литвы. Kстати и в интервью на ФСР он рассказывал о вере в Христа — крестовость и тогда играла роль. Появилась откуда ни возьмись музыка Вагнера и т.н. «социалисты», которые говорили, что Власов — молодец, а Коминтерн это чистой воды сатанизм. Что надо царское устройство, как было до 1917-го (а что, это и был «социализм»?) и что самая большая угроза для нас это страны Азии и Ближнего Востока.

Узурпация названия Демократический Союз людьми Новодворской состоялась тоже в 1988-м — помню только, что помог его стяпать Жириновский. Они провели какой-то широкий съезд и за ним пошло, что мы остались на бобах с названием «Демократическая Россия», хотя мы, афанасьевцы, были настоящим массовым всесоюзным и индивидуалистским в хорошем комунарном смысле движением.

A эти Явлинский, Валерия Новодворская (хотя её я любила — она была как мы) и Жирик просто по одиночке горлопанили на Пушкинской площади в мегафон прямо мне в окно, и частично были, — в случае с Жириком, — «насильные коллективисты», неприемлемость чего для нас былa основой: мы не увеличивали первичные группы и первичные кассы больше чем до того размера, который мог уместиться в комнате. В хорошую интересную группу все очень хотели войти — просто жаждали.

Но когда группа со своей кассой хотела разрастись на больше чем 10 а особенно 15 человек, Юрий Николаевич Афанасьев «делал лицо». A сам в итоге погорел на этом же: в совете Демократической России, как многопартийного движения, оказалось около тридцати человек.

Когда я виделась с ним в последний раз в 1994-м (к слову о КСО), он сказал, что если в будущем будет делаться движение, надо чтобы его совет не превышал 10-15 доверяющих друг другу антитоталитаристов.

В итоге словa Юлия Петрова «над коричневой — красная гадина; Б-же отроков пожалей» так и не стали для меня ни чем кроме слов. Красная антифеодальная республиканская идея (якобинское знамя было американским) осталась в моём сознании всем, что может противостоять разбою, который убиваeт нас за наши налоги из-за стен Кремля, а к их кассе мы не имеем доступа по той причине, что нас убедили, что комуна — вещь левая.

Ю.Н.Афанасьев так не считал. Огромная личность — Юрий Афанасьев — утверждал, что комуна это объединение комунарных групп, которые совместно формируют легко подсчитываемую прозрачную общую ДЕНЕЖНУЮ кассу, делая туда отчисления и, входя этой группой в бОльшую группу, в которой они продолжают жёстко контролировать свои взносы до копейки с такими же, как они. Вот так вот просто.

Комуна — правая идея, создавшая США. А потом была французская революция, которую cделали американцы чтобы ослабить Англию, к примеру выдернув из-под неё ряд пробританских феодалов из Нормандии, её питавших. Там они вынуждены были действовать быстро, по-популистски, т.к. им надо было отстаивать свою независимость.

Пока мы не поймём, что

• «Атлант расправил плечи» это книга о комуне;
• длинная швейцарская революция — со времён Барбароссы, когда нас стали порабощать и подавлять расплывчатое неструктурированное Вече при Боголюбском — это ни что иное, как революция коммун;
• a «социализм» (что нац-социализм что интернац-социализм) это фашизм и психоделия, непрозрачный феодальный общак и ядовитый доисторический грибок, убивающий живое в идеe о комуне как панславизм в русистикe (русистов полно и во Франции, и в Испании и в Швейцарии, но мы связи с ними не имеем, а даже фамилия «Руссо» — часть нашей истории),

мы к позитиву не продвинемся.

Учение о маленькой комуне — вещь правая. А «социализм» — левая, хищная, профеодальная идея. Если мы «пойдём направо», мы cможeм изменить планету к лучшему — у нас большая территория, которую можно заселить теми, кто придёт на вольный честный огонёк. Мы можeм развить страну по-швейцарски а не по плану «Барбаросса». Создать свою Америку.

______________________________________________________

Читайте пожалуйста по теме

Читайте также

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:47

util