Badge blog-user
Блог
Blog author
Milena Cotliar

Переосмысление на фоне Северного Казахстана и Росгвардии

21 Мая 2016, 09:35

Переосмысление на фоне Северного Казахстана и Росгвардии

Статистика Постов 301
Перейти в профиль
В истории всегда как-будто много «мистики». Но на самом деле, если вдуматься, на свет в политике выходят лишь две линии: открытая в прошлом и скрытая после падения официального института рабства рабовладельческая линия и собственно республиканская, так называемая «низовая». Есть официальные, — «федканальные», — фильмы о Галине Старовойтовой и Анне Политковскoй. В обоих проходят ясные намёки на «странноту» этих двух женщин, на их некоторое «болезненное желание» что-то определять, хотя это совсем не их будто бы дело. Ведь в конструкции «кесарю — кесарево, Б’гу — Б’гово» нет ниши «просто человека». И марксо-христианско-этрурская Trinity даёт нам третьей ипостасью не человека, а некую гипотетическую данность, которая не выявляется в процессе жизни, но доказывается воскрешением в пределах смерти.

Я не вдавалась в подробности того, кто же стрелял в Линкольна и что стало с убийцей. Я только мельком видела кино Роберта Рэдфорда с блестящим бекмамбетовским шотландцем из его «Wanted», Джеймсом МакАвоем, (по-руски фильм называется «Заговорщица») о том, что минимум один убийца, маму которого казнили за него, пока он был в бегах, вышел на свободу, хотя его поймали. Это производит впечатление. Вообще наша попытка их, — феодалистов и тутанхамонщиков, — утешить хоть ну чем-то в их жестоком горе, вызванном потерей собственно их прав на рабовладение и надсмотрщичество за нами, весьма занятна. Вопрос лишь в том, когда такое утешение уместно: в процессе ли войны или таки-после собственно военных достижений?

Каждый, кто так или иначе хотя б на время влился карьерно в нашу кланово-протекционистскую византийщину, имею в виду к примеру системные предприятия, как мой Мариинский Театр или например вот Кремль с ему подобным, заметил, что ничего похожего на нормальную конкуренцию и вообще чего либо из серии «по способностям» там не проходит. Открытостью всё это ну совсем не поражает. И мир он собственно вообще таков. Но параллельно с этим процветает некая иллюзия доступности каких-то рычагов, касающихся скорых перемен. Возникает Берни Сандерс, хоть он, с его чудесным взлётом, явная подделка, но он напоминает мне Андрея Сахарова, и даже чем-то внешне. И Берни Сандерс всё же точно очень мил. Его запомнят. То есть нельзя сказать, что шанса у нас вовсе нет, хоть этот шанс нам вечно мажут красным.

Вопрос лишь в том, берём ли мы тот выбор, который нам пока даётся (мы ведь ещё не в кандалах), или предпочитаем верить в то, что некие «они» нам сделают всё лучше нас. Хороший стиль британских сюртуков американцев, расстрелявщих оборотней, вкалывавших во славу колонистов-бритов, не смотря на британские военные кампании против американской независимости, внушает нам, что мы это не сможем, поскольку мы как бы «не стильные».

Борис Немцов, который был по сути дела очень прост в общении, очень «республикáнист», как например небезизвестный Литвиненко, был доступен. С Борис Ефимовичем можно было запросто и познакомиться и от души общнуться (что его и сгубило, как говорят). И он как будто бы унёс с собой в могилу республиканскую идею. Сам В.Рыжков, ушедший в Яблоко и «мэтр» Игорь Яковенко, не вспоминающий о том, что было сутью собственно республиканства по началу, в далёких 80-х/90-х, как будто чётко предали идею о ясной честной выборности, сменив её песней о том, что вокруг заветного и как бы занятого ими Парнаса нет и не может быть отдельных личностей. Всё — массы. Плохие, злые, вредные, звериные. И ими надо управлять. Ради Олимпа. Ну или ради Парнаса.

<= Русская Би-Би-Си дала тут видео с выходом Королевы к подданным.Семиметровая наверно мантия, пажи, трон, супруг и всё подобное. Старушка выглядит прекрасно для девяностолетней. До неестественности. И ходит очень хорошо. Усталое презрение ко всяческому плебсу сквозит в её лице. И всё это немыслимо ужасно на фоне жизни бедных в той же Индии, которую я видела, в том же Gаlston, East Ayrshire, Scotland где я пыталась жить: там люди только пили, пили, пили, и было впечатление, что так было в глуби Шотландии всегда. Вся эта роскошь, витражи с пажами, — обширнейший предагональный нонсенс. Но если дать вечно возрождать это ещё и ещё, то мерзость никогда не кончится.

Королева вдруг затеяла реформу в британской «ФСИН». Заточённым Ея Величества дадут планшетники, пойдёт программа, при которой на неделе приговорённые будут работать, а жить в тюрьме только по выходным. Королева в длиннейшей мантии задумалась об узниках.

Кто, как я, читал «Левые Повороты» Михаила Ходорковского, может всё это тоже, как и я, пытаться игнорировать, пытаться с этим всем бороться, пытаться что-то в этом скорректировать и как-то это изменить. Но вообще-то, все эти действия, они ведь видимо на тему побега от реальности. Нам трудно осознать, что человек, настолько пострадавший от системы, будет вынужден склонить свою головушку пред феодальной иерархией, в которой его обществу не оставляют выбора между судьбиной стада и республиканством. Но это ведь весьма логично. Он ведь не хочет больше пострадать. Ведь Лондон это знак. Там загнездилось ведь не республиканство.

Андрей Илларионов, — бесспорнейший республиканец, что называется «безвариантный», — всегда анализирует идеи, какие может посещали вот Гайдара, когда он рушил экономику и откровенно забирал у населения и гражданского промсектора через гиперинфляцию и раздувание сумасшедшего бюджетного дефицита их активы. Гражданин Илларионов думает о том, вот почему Гайдар отдал Фиделю Кастро 300 миллионов$ на пике собственного кризиса, зачем он поддержал партийно-подрывной «Европейский Банк», ответственный за финподдержку красной идеи. И Андрей Николаевич два раза в первой части «Культа Личности» на Свободе с неким будто предчувствием повторяет завет Гайдара про «Последний Полк», готовый расстрелять «народ» в духе 9.01.1905. Как знал.

Егор Гайдар был таким, Андрей Николаевич, потому что в мире есть некое «республиканство для ущербных». И он вот был таким ущербным. В мире есть психология рабства и страха, в мире присутствует рабочая система симулякризации республиканства. Я была в самом её сердце, я там жила с 2007-го по 2009-й, я это изучала и пробовала осознать. Это в Нойштадте-на-Вайнштрассе, недалеко от Франции, в предгориях Вагез. Там есть такой Хамбахский Замок, где начиналась германская демократия, так называемая. С него открывается сумасшедший вид на Германскую Тоскану — Палатинум. Места зовутся кратким словом Пфальц. Вот там всё закрутилось, там и формировались новые германские элиты.

И всё это в итоге служит лишь воспроизводству рабства на планете, во имя мантии, пажей и витражей. Рабства в его высоком смысле. Кто-то видит себя только в таком контексте, самозабвенными холопами имени Чука и Гека, вечно ненавидящими как бы Лондон [и NY до кучи, не усложняя], но дерущимися между собой. Вот Нурсултан наш Назарбаев «засиделся». «Пора отрегулировать», решили где-то. Кремль летит, как по команде фас. Он никогда особенно не самодельничал.

В Хамбахский Замок приезжают огромные красивые машины, из них выходят фрау в длинных платьях и хэрры в черных смокингах, а вокруг него, в прекрасном Рейнском Палатинуме, сияет форменное пьянство. Винный Нойштадт — столица алкогольной индустрии Бундесрепублик Дойчланд. А за горами/за долами жива и производная Хамбаха: идея красных не-каманчей. Гайдаровский «последний полк» в 400000 человек с танками и вероятно даже самолётами, готовый расстрелять толпу. Это Рос-гвардия. Красная Гвардия. "Летят самолёты — привет Мальчишу«.<h1>______________</h1>Егор Гайдар, Андрей Николаевич, иначе и не мог. У него просто не было выбора. И у священногазпромопутинства этого выбора вообще-то нет. Хотели вот «нацгвардию», да это уже продано их западным партнёрам. Ну и эксперимент с царизмом на Крыму. Нет выбора. А у нас — есть. Он только сопряжён с предельным риском.

Есть лишь два варианта: либо вливаемся в программу фараонов, с их надсмотрщиками и рабами, либо идём путём Линкольна. И думая, что победили, одёргиваем себя каждый раз, в течение как минимум пятиста а то и тыщи лет. И да, бесспорно: Юрий Афанасьев, Галина Старовойтова, Андрей Сахаров. И это всё необходимо снова объяснять. Но объяснять это уместно совсем не тем, кто далеко за левым поворотом. Хоть Игорь Эйдман мне и сильно симпатичен, поскольку он, в глуби его души, республикáнист гораздо более, чем Игорь Яковенко.


ec95254dc72f.png

<= на главную страницу
util