Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Владимир Филимонов
Blog post category
Общество

«На братских могилах не ставят кресты»

РПЦ скорбит по жертвам репрессий. А кто для Церкви Сталин?

19 August 2017, 14:00

«На братских могилах не ставят кресты»

РПЦ скорбит по жертвам репрессий. А кто для Церкви Сталин?

Статистика Постов 2
Перейти в профиль

«На братских могилах не ставят кресты»

5 августа 2017 года, наш город жил как обычно: кто-то работал, а кто-то «пил коктейли пряные, пил и ждал новостей». Промолчала пресса о том, что 80 лет назад согласно оперативному тайному приказу НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовных преступников и других антисоветских элементов начались массовые аресты и расстрелы без суда и следствия всех, кто казался власти «подозрительным». Этого же числа началась «очистка» ГУЛАГа от «наиболее потенциально опасных «элементов»; она проводилась очень просто: без нового следствия расстрельные (исключительно!) приговоры заочно выносили «тройки».

5 августа началась операция «Тотальный террор» — самая кровавая война с инакомыслием.

С запозданием, но, все же, в Ульяновске вспомнили об этом. На сайте митрополии ( http://www.mitropolia-simbirsk.ru) 10 августа сообщалось: «митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий посетил места, где совершались массовые расстрелы верующих в 30-е годы прошлого столетия. Владыка осмотрел земельные участки на склоне Волги за Стрижевым оврагом и в конце улицы Кирова, в районе южной свалки за мостом через железную дорогу. Именно эти территории стали братской могилой для сотен православных христиан, пострадавших и принявших мученическую кончину за веру Христову». Благодаря Улпрессе эта новость стала достоянием не только православных верующих, но и всего неравнодушного к отечественной истории сообщества. Судя по комментариям, основной темой обсуждения стали планы митрополита Анастасия возвести на местах тайных некрополей православные часовни.

Идея сама по себе замечательная. Кто, как не церковь призовет нас к состраданию и памяти убиенных наших предков? Владыка Анастасий вознамерился продолжить славную традицию Русской Православной Церкви сооружать на местах славы или скорби храмы, часовни, мемориальные Поклонные кресты.

Но, судя по комментариям, есть некоторые обстоятельства, которые ставят под сомнение, говоря мирским политическим языком, легитимность планов митрополита.

Обстоятельство первое: есть сомнение, что все жертвы относятся к числу пострадавших и принявших мученическую кончину за веру Христову. В ходе Тотального террора не разбирались кто православный, а кто мусульманин, кто иудей, а кто коммунист или беспартийный безбожник.

Да и расстреливали в основном не за веру в Бога, а по политическим, либо уголовным мотивам.

Отсюда — «на братских могилах не ставят крестов».

Второй мотив: отношение РПЦ к личности главного палача и гонителя Церкви И.В. Сталина.

Как известно, великий русский писатель Л. Н. Толстой был отлучен от церкви по мотивам ничтожным в сравнении со сталинскими репрессиями. А вот Иосифа Виссарионовича не только церковь не предала анафеме за его злодеяния, но величала его как народного героя!

Напомню: известно, что в ходе Большого Террора 1937 года было рассмотрено около 300 000 «церковных» дел, по половине вынесены смертные приговоры. Но вот парадокс: когда появилось сообщение о болезни Сталина, 4 марта 1953 года Святейший Алексий I обратился с посланием к «Епархиальным преосвященным»:
«Наш долг, долг всех верующих прежде всего обратиться с молитвою к Богу об исцелении дорогого для всех нас болящего. Благословляю во всех храмах всех епархий совершить молебствия о здравии Иосифа Виссарионовича. Церковь наша не может забыть того благожелательного к ней отношения нашего Правительства и лично Иосифа Виссарионовича, которое выразилось в целом ряде мероприятий, клонящихся ко благу и славе нашей Православной Русский Церкви, и ее долг — свойственным ей образом, то есть горячей молитвой, отозваться на постигшее наш народ испытание — болезнь дорогого всем нам Вождя и мудрого строителя народного блага».
Можно считать, что это было сказано не искренне, «с перепугу». Однако, Сталин умер и Святейший, у которого уже не было никаких причин говорить о нем добрые слова вынужденно, конъюнктурно, натужно, нисколько не изменил своей оценки. Вот выдержка из речи Патриарха Московского и всея Руси Алексия I перед панихидой по Иосифе Виссарионовиче Сталине в Богоявленском патриаршем соборе в Москве 9 марта 1953 года.
«Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, общественная; сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет...»

За полвека что-нибудь официально изменилось в РПЦ по отношению к личности Сталина?

Осуждающих слов от отцов Церкви много, но анафемы как не было, так и нет. Следовательно, слова Владыки Алексия I остаются в силе. Следовательно, все жертвы репрессий — это результат «созидательных трудов и предприятий, которою он утешался в течение многих лет». Какие же эти убиенные и замученные — жертвы?

Пока главное противоречие — величание палача и плачь по его жертвам — не будет разрешено публичным заявлением Церкви, вера в благородство помыслов и дел её пастырей будет предметом отнюдь не праздных дискуссий.

Владимир Филимонов,

Ульяновск

util