Badge blog-user
Блог
Blog author
Юрий Езепчук

К 15-й годовщине 11 сентября

11 September 2016, 19:04

К 15-й годовщине 11 сентября

Статистика Постов 2
Перейти в профиль
Террористическое нападение на Америку (стр.423 — 455)
(фрагмент из книги воспоминаний «Одна жизнь на двух континентах»)

Антиамериканизм советской эпохи, прекративший свое существование вместе с распадом Союза, не исчез бесследно. Центр его переместился в арабский мир, где он набирал силу и периодически вспыхивал в виде отдельных террористических актов в разных точках планеты.

Однако катастрофа, постигшая США в сентябре 2001 г., вышла далеко за пределы спорадических проявлений ненависти и стала знаком начала разрушения мировой цивилизации сплотившимися силами врагов Америки. Знаменательно, что в первом акте сценария организаторы задуманного крупномасштабного злодеяния решили обойтись собственными силами и воспользоваться для тарана мишеней услугами арабских террористов-смертников, обученных управлению пассажирскими американскими лайнерами. Однако для приведения в действие второй части плана, биотеррористической атаки, без участия страны, владеющей современным бактериологическим оружием, обойтись было невозможно. И здесь на помощь пришли единомышленники, которые ради давней ненависти к Америке вложили в руки террористов смертоносные средства, хранившиеся еще со времен «холодной войны» в арсеналах уже не существующей державы.

I. Атака с воздуха
Как известно, в черный вторник 11сентября 2001 г. арабские террористы-смертники, захватив самолеты гражданской авиации, направили их на Нью-Йорк, чтобы разрушить два самых высоких небоскреба, в которых находился Всемирный Торговый Центр (ВТЦ), а также на Вашингтон, чтобы одним махом уничтожить Пентагон и, возможно, здание Конгресса. Два самолета таранили башни Центра, третий врезался в западное крыло Пентагона, однако четвертому не удалось достичь цели, т.к. находившиеся на борту отважные пассажиры помешали угонщикам осуществить их план. Вступив в единоборство с головорезами, они спасли Капитолий от неминуемого разрушения.

В результате чудовищного по своим масштабам разрушительного акта погибло около 3 тыс. человек Общий ущерб, нанесенный экономике США террористической атакой, исчислялся суммой в 2 трлн. долларов.

В тот день, как обычно рано утром, я включил канал телевидения, по которому транслировала свои программы CNN, чтобы узнать новости. Разница во времени между Денвером и восточным побережьем — два часа, поэтому у нас еще было утро, а в Нью-Йорке уже началась деловая жизнь. Трудовая Америка спокойно приступала к своим повседневным делам. По заранее составленному расписанию президент Буш утром должен был присутствовать на встрече с учениками в начальной школе.

То, что я увидел на экране, мне показалось похожим на кадры из голливудского сериала «Звездные войны» и поэтому я решил проверить, правильно ли я включил канал. Тут же я убедился, что ошибки никакой не было. Программа новостей вела прямую трансляцию из Нью-Йорка, показывая разразившуюся там катастрофу. На экране происходило что-то невероятное. В клубах дыма и пыли рушились стены домов, вой сирен и грохот время от времени заглушали голос репортера. Телевизионная камера, ведущая передачи из эпицентра событий, то поднималась до верхних этажей небоскребов, объятых языками пламени, то опускалась вниз до мостовой и тротуаров, где в облаках удушающей гари можно было различить бегущих в панике людей. Периодически телеоператор возвращался к показу летящих самолетов-таранов, врезавшихся сначала в одну, потом в другую башню. Через некоторое время на экране задымились развалины Пентагона. Никто не мог предсказать, какая мишень будет следующей. Полная растерянность служб, обеспечивающих контроль над авиационными полетами, на какое-то время лишило страну информации, позволяющей предвидеть ход развития дальнейших событий. Например, один из руководителей службы безопасности ВТЦ, Теодор Олсон (Theodor Olson), вспоминает, что он узнал об угоне террористами рейса 77, врезавшегося в здание Пентагона, из звонка своей жены, которая оказалась среди пассажиров угнанного лайнера. Он сидел в своем офисе, где телевидение транслировало драматические события, приведшие к крушению башен-близнецов. В это время его жена позвонила по мобильному телефону и сообщила, что самолет, на котором она направлялась в Лос Анжелес, захвачен бандитами, согнавшими пассажиров в задний отсек салона и орудующих ножами. Ни он, ни она еще не знали общей картины трагических событий, происходивших одновременно. И над Вашингтоном и над Нью-Йорком разыгрывался один и тот же хорошо подготовленный сценарий разбоя, ставящий целью разрушить важнейшие государственные и правительственные учреждения США.

Спустя некоторое время расследование выявило заговор, разработанный террористической организацией «Аль Каида». После проведенной атаки лидер террористов Бен Ладен заявил: «Аллах благословил авангард мусульман, находящихся на передовой линии борьбы за Ислам, на разрушение Америки».

В соответствии с планом террористической атаки все четыре самолета, захваченные угонщиками, вылетели из аэропортов одновременно около 8 ч. утра по восточному времени. В качестве воздушных таранов террористы использовали «Боинги 757 и 767» — самолеты Американских коммерческих авиакомпаний (American Airlines и United Airlines). Два самолета, направлявшиеся из Бостона в Лос Анжелес (рейсы 11 и 175) были захвачены и двинулись на Нью-Йорк. Они вылетели с интервалом 15 минут. Спустя 46 минут после вылета, в 8 ч.45 мин. самолет рейса 11 (с 82 пассажирами и 11 членами команды) врезался в северную башню ВТЦ, а через 28 минут после него, в 9 ч.03 мин., самолет рейса 175 (с 56 пассажирами и 9 членами команды) таранил южный небоскреб «близнецов».

В это же самое время (8 час.20 мин.) из Даллаского аэропорта Вашингтона поднялся в воздух самолет рейса 77, который также должен был следовать в Лос Анжелес, однако прошедшие на борт террористы повернули лайнер на Пентагон. В 9 ч.45 мин. самолет (с 58 пассажирами и 6 членами команды) пикировал на западное крыло Пентагона.

Четвертый самолет рейса 93 вылетел из Нью-Арка почти одновременно с бостонскими рейсами (8 час. 01 мин.) и должен был следовать в Сан-Франциско. Вместо этого он развернулся и полетел в сторону Вашингтона. Как предполагается, самолет должен был таранить Капитолий или Белый дом. Однако разгоревшаяся на борту схватка пассажиров с террористами, привела к потере управления, и самолет рухнул в поле в 80-ти милях юго-восточнее Питсбурга. Самолет находился в воздухе около 2-х часов, и все это время пассажиры героически сражались с террористами, помешав им разрушить намеченную цель. На борту самолета находилось38 пассажиров, 2 пилота и 5 членов команды.

В каждой группе угонщиков было по пять террористов-смертников, за исключением рейса 93, где группа состояла из 4 террористов. Поскольку террористы отключили все навигационные приборы, то наземные службы контроля оказались лишенными возможности устанавливать точное место нахождения самолетов и пути их следования. Некоторые террористы, как выявило расследование, имели американские лицензии на пилотирование коммерческих рейсов. Последние месяцы перед атакой угонщики провели в полетах на внутренних авиалиниях, собирая необходимую информацию и тренируясь в летных школах.

Когда в газетах появились фотографии угонщиков, мне показалось знакомым одно лицо. Я думаю, что встречал его в Денвере. Это был молодой мусульманин, который запомнился мне потому, что у него были яркие голубые глаза, совсем не типичные для арабов. Он работал продавцом в небольшой галантерейной лавке, называемой «99 центов», куда я иногда заходил, чтобы купить разную мелочь вроде зубочисток или кнопок. Время от времени я его встречал в овощном арабском магазине «Араш». Зайдя как-то в лавку вскоре после террористического акта, я обнаружил там других владельцев, которые на мой вопрос о том, что случилось с предыдущим хозяином, не могли ответить ничего вразумительного. Я не удивился бы, если их сведения подтвердили мои подозрения, т.к. теперь стало известно, что террористы, готовившие заговор, преспокойно жили в американской среде, пользуясь доверием и добрым расположением американцев.

Из немногочисленных случайно прорвавшихся звонков пассажиров и обслуживающего персонала стало известно, какую расправу учинили террористы на борту захваченных лайнеров. Механик компании Юнайтед в Сан-Франциско принял звонок стюардессы с рейса 175, которая успела прокричать: «Боже мой! Пилоты команды убиты, стюардесса зарезана, все пассажиры в руках угонщиков». После чего связь оборвалась.

Расправы были молниеносные и безжалостные. В первый же момент террористы перерезали горло кому-то из пассажиров и убивали бортового служащего с тем, чтобы деморализовать оствшихся в живых. Затем они приступали к штурму кабины пилотов. По-видимому, они знали универсальный ключевой код Боинга, позволяющий открыть дверь кабины. Ворвавшись, они убивали пилотов, не дав им приблизиться к радиоаппаратуре. В некоторых случаях террористы требовали от пилотов выполнять их распоряжения, обещая взамен сохранение жизни, но потом все равно убивали.

Орудуя такими доступными инструментами, как лезвия для вскрытия коробок и бытовые ножи, 19 террористов захватили 4 пассажирских самолета с 219 пассажирами, 25 членами обслуживающего персонала и 8 членами экипажа. Погубив сотни жизней в воздухе, обезумившие террористы-смертники совершили чудовищные разрушениями ВТЦ и Пентагона, повлекшие за собой гибель тысяч людей на земле.

Еще в 1995 г. арабские террористы намеривались устроить американцам «боинку» в отместку за изгнание иракских войск из Кувейта. Тогда эти планы были раскрыты, однако жажда мести осталась и через пять лет вылилась в настоящую кровавую бойню на американской земле.
На следующий день после атаки в прессе появились сообщения о реакции в разных станах мира на варварский акт, предпринятый арабскими террористами. Во многих газетах в заголовках статей преобладали такие слова, как ад, война, Апокалипсис, Армагеддон. Некоторые авторы сравнивали террористическую атаку с нападением японцев на Пирл Харбор во время Второй мировой войны. Но самой потрясающей была реакция палестинцев. Запечатленные на пленке кадры показывали на экране телевизоров палестинских арабов, ликующих и пляшущих на улице в знак одобрения того кровопролития, которые учинили их единоверцы на американской земле. Статьи арабских газет были озаглавлены «Черный вторник Соединенных Штатов Америки» (Аль Баат), «Роковой день Америки» (al-Aswaq), «Теперь Америка пожинает плоды своих преступлений по всему миру» (иракская газета al —Iraq).

После событий 11-го сентября многие политологи склонялись к тому, что совершенный акт неслыханного разбоя коренным образом изменит состояние современного мира. Историк Артур Гилберт из Денверского университета писал: «Соединенные Штаты уже никогда не будут прежними. Этот день изменит страну. Наш золотой век кончился». Однако рано было говорить об окончании золотого века. Не за горами оказалось продолжение сценария мести, разработанного террористами и их пособниками.

После ареста Рамзи Юсефа (Ramzi Yousef), который являлся одной из ведущих фигур иракской разведки, в печать и Интернет просочились данные об его участии в организации террористических актов против США. Атака террористов-смертников, совершенная 11 сентября 2001г угонщиками самолетов, была запланирована как акция возмездия, приуроченная к 5-ой годовщине осуждения Рамзи Юсефа судом Нью-Йорка (приговор был вынесен 11 сентября 1996г.). Однако первым в серии актов возмездия, задуманных Рамзи Юсефом (Р.Ю.), был взрыв в Международном Торговом Центре, который арабские террористы совершили 23 февраля 1993 г. во 2-ю годовщину освобождения Кувейта американской армией.

В 1995 г. секретные службы на Филиппинах расстроили грандиозные планы Рамзи Юсефа, ставшие прототипом воздушного терроризма, разрушившего башни-небоскребы и здание Пентагона 11-го сентября 2001г. По проекту, поименованному как «Боинка», предполагалось взорвать 11 американских самолетов над Тихим океаном и один грузовой самолет над штаб-квартирой ЦРУ (CIA) в пригороде Вашингтона Лонгли (Langley). После раскрытия заговора Р.Ю. бежал в Пакистан, где он длительное время скрывался от американского правосудия.
Интересно, что название террористической операции «Боинка» было заимствовано из сербского языка, что означает «бойня». С моей точки зрения, вызывает удивления тот факт, что арабские террористы, столь далекие от славянской культуры, вдруг выбрали точное сербское слово для обозначения сущности атаки, предназначенной в качестве мести американцам. Не стал ли славянский терроризм конца 19 и большей части 20 вв. образцом для национально-освободительного движения в арабских странах, поддерживаемых в своем экстремизме темными силами бывшей «империи зла»? История хранит в своих анналах такие факты славянского терроризма как убийство царя Александра II (1867 г.), гибель от рук сербских террористов наследника Австро-Венгерского престола Франца Фердинанда д’Эсте (1914), что послужило поводом для начала 1-ой Мировой войны, а также 70 лет государственного террора советских властей, стоившего жизни десяткам миллионов людей.

II. Атака спорами сибирской язвы
Три недели спустя в восточных штатах страны началась вспышка сибирской язвы. Для распространения возбудителя была использована почтовая сеть, в которую террористы под видом писем загрузили конверты со спорами сибиреязвенного возбудителя.
Первый случай обращения по поводу заболевания был зарегистрирован 2-го октября 2001 г. во Флориде. С диагнозом менингит в госпиталь был помещен 63-летний фото-издатель Роберт Стивенс (Robert Stevens), скончавшийся 5-го октября. Вскрытие показало, что смерть наступила от симптомов, характерных для сибиреязвенной инфекции, что также подтвердилось бактериологическими высевами. Первые признаки заболевания у Стивенса появились 27 сентября во время его служебной командировки в Северную Каролину. Ученые утверждали, что смерть Стивенса была первым случаем легочной формы сибирской язвы в США за период с1976 года.

Второй случай заболевания был зарегистрирован у 73-летнего почтового работника Эрнесто Бланко (Ernesto Blanko), работавшего вместе со Стивенсом в том же здании, принадлежавшем American Media Inc.. Симптомы болезни у него появились 28 сентября, но за медицинской помощью он обратился 1-го октября с подозрением на пневмонию. После смерти Стивенса врачи стали придавать большее значение бактериологическим анализам, с помощью которых у Бланко была также диагностирована сибирская язва. Только в результате интенсивной терапии антибиотиками его удалось спасти. После трех недель пребывания в госпитале 23-го октября его выписали

Комиссия, занимавшаяся расследованием вспышки сибирской язвы, подтвердила 10 случаев легочной формы заболевания и 12 случаев — кожной формы антракса. В группу с легочной формой (10 человек) входили 7 почтовых служащих, подвергшихся ингаляционному заражению в процессе работы с почтовыми отправлениями, и два работника прессы, которые также участвовали в обработке корреспонденции, содержащей споры антракса. Источник заражения сибиреязвенными спорами жительницы Нью-Йорка по имени Kathy Nguyen (61 год) остался не установленным. По данным комиссии большую часть пациентов, пораженных легочной формой сибирской язвы (60%), удалось спасти. Однако по данным других отчетов умерло 5 человек. Вспышка охватила штаты Флорида, Нью-Йорк, Невада и Вашингтон в Дистрикт Колумбия. Странным образом в этот перечень не попал штат Коннектикут, где в сельской местности от сибирской язвы умерла 94-летняя Ottile Lungreen.

После того, как стало очевидным, что вспышку вызвали споры сибиреязвенного микроба, разосланные по почте в конвертах для писем, в прессе и по телевидению заговорили о биотеррористической атаке. Террористы предприняли это нападение вслед за разрушительными действиями, совершенными 11 сентября, в расчете на деморализацию руководства страны и воцарение хаоса и смятения среди населения.

Молниеносно развивающиеся события показали, что Америка не была готова к отражению биологической атаки. Тем не менее, оперативные меры, принятые службами здравоохранения и правопорядка, свели до минимума количество жертв, пострадавших от заражения антраксом. В местах, где были зарегистрированы случаи заболевания, власти проводили необходимые противоэпидемические мероприятия, препятствующие распространению вспышки. Так после смерти фотоиздателя Стивенса все сотрудники компании были обследованы на наличие антракса и помещены под постоянное наблюдение с требованием, принимать антибиотик Cipro. Поскольку споры антракса обнаружили в рабочих комнатах на столах и компьютерном оборудовании, то 7-го октября на все помещения издательства был наложен карантин, продолжавшийся больше одного месяца. В здание разрешалось входить только агентам ФБР и членам специальных комиссий.

После того, как письма со спорами сибирской язвы попали в офисы сенаторов-демократов Тома Дашла (Tom Daschle) и Патрика Лихи (Patrick Leahy D-Vt.), вся почта, поступающая в Конгресс и Сенат, стала подвергаться радиационному облучению. Такая обработка в комбинации с дополнительными дезинфицирующими средствами приводила к уничтожению сибиреязвенных бацилл и спор. Аналогичные мероприятия по обезвреживанию почтовых отправлений были проведены в редакции газеты «Нью-Йорк пост» и на телевизионном канале «Эн-Би-Си Ньюс», куда также поступили письма, содержащие споры антракса. Во многих пунктах, занимающихся сортировкой корреспонденции, установили новое оборудование, обеспечивающее очистку от занесенных спор. Тысячи людей, предположительно имевших контакт со спорами антракса, должны были принимать антибиотик Cipro (ципрофакцин) в течение 40 дней. Представитель фармацевтической компании Bayer сообщил, что до событий 11 сентября в среднем в день продавалось 300 — 400 упаковок антибиотика Cipro. С началом же вспышки компания стала отправлять в торговую сеть 50 миллионов таблеток и в первую половину октября планировала увеличить поставку до 500 миллионов доз антибиотика.

И все же, несмотря на огромные финансовые затраты, очистить разветвленную систему почтового ведомства от попавших туда спор антракса оказалось не так легко. Даже спустя месяцы после вспышки споры появлялись то в одном, то в другом почтовом коллекторе. В январе 2002 г. следы антракса были найдены в почте Федеральной комиссии по связи, а в мае — в почте Центробанка.
На фоне драматической ситуации, сложившейся в стране, газеты время от времени помещали сообщения о безответственных поступках некоторых граждан, которые шутки ради стали рассылать конверты с пудрой, тальком или каким-нибудь другим безопасным порошком лишь для того, чтобы вызвать ложный испуг у своих знакомых или друзей. ФБР предупредило, что хаосом не шутят, и что будут приняты строгие меры к тем, кто легкомысленно совершает подобные действия. Вскоре стало известно, что 58 человек были обвинены в неуместных шутках, когда на посылках и письмах они писали: «Вложен антракс». 30 шутников понесли наказание и были привлечены к ответственности по федеральному законодательству, а 28 — по штатному. Таким способом шутки по поводу антраксной угрозы продолжались недолго и скоро были пресечены.
Однако случаи ложных угроз засели так глубоко в голове некоторых следователей, что они с полной серьезностью стали разрабатывать версию рассылки сибиреязвенных спор самими же американцами, отбросив факт участия в атаке зарубежных террористов. Такая позиция сильно подорвала доверие населения к официальным следственным органам и нанесла большой ущерб авторитету ученых, подозреваемых в грязных делах. Цинизм, порожденный извращенной логикой некоторых представители ФБР, напоминал методы преследования невинных людей, используемые следователями в период кровавого сталинского террора. Слава Богу, в Америке сила закона возобладала, и до разгула мракобесия дело не дошло.

Вакцина против сибирской язвы.
В дни панического ужаса пред сибирской язвой я регулярно следил за публикациями в прессе. Особенно меня поразили ответы должностных лиц на запросы отдельных граждан и целых организаций о прививках против сибирской язвы. Объяснения сводились к тому, что в данный момент национальное здравоохранение не располагает противосибиреязвенной вакциной для людей.

Так в одной из статей описывался случай, когда финансовый директор Денверского фонда общественной политики Рутт Бриджес (Rutt Bridges) выделил значительную сумму денег для закупки вакцины с целью бесплатно привить ею всех сотрудников центра. В этой ситуации он считал себя ответственным за жизнь своих работников, защитить которых от атаки антракса могла только вакцинация. Однако когда дело дошло до приобретения вакцины, то к своему удивлению он узнал, что в стране нет достаточного количества вакцинного препарата, а тот, который есть, обладает низкой эффективностью. Для применения его рекомендовалось 6 инъекций в течение 18 месяцев и ревакцинации через год. Естественно, такая вакцина для экстремальных условий биотеррористической атаки была не пригодной.

Химическая вакцина, находившаяся в распоряжении противоэпидемической службы США, была разработана в 60-х годах прошлого столетия и, несмотря на свою низкую эффективность, так и не усовершенствовалась. В свое время я тщательно следил за работами, которые проводила группа во главе с д-ром Брахманом (Philip S. Brachman), разрабатывавшая эту вакцину. Меня интересовали эти исследования потому, что я в то же самое время принимал участие в работе над аналогичным проектом в Загорском центре бактериологического оружия. Вакцина Брахмана была лицензирована в 1970 г., как прививочный препарат против сибирской язвы, и принята на вооружение в американской армии. Ею иммунизировали ограниченные контингенты военнослужащих.

По планам нашего проекта сконструированную химическую вакцину мы должны были изучить в сравнительных опытах с живой сибиреязвенной вакциной СТИ. Оказалось, что для создания защитного иммунитета требовалось не менее 2-х инъекций химической вакцины, тогда как одна инъекция вакцины СТИ обеспечивала более высокий уровень иммунной защиты. Советские военные специалисты вполне обоснованно предпочли живую вакцину СТИ разработанной нами химической вакцине. В 80-х годах на вооружение советской армии поступила аэрозольная вакцина СТИ, технологию получения которой предложил один мой коллега по совместной работе в Загорске.

Мне были хорошо известны характеристики аэрозольной вакцины, поскольку на начальных стадиях исследований я принимал участие в ее испытаниях как волонтер, а на заключительном этапе, когда материалы были представлены в виде докторской диссертации, — как научный рецензент. Я знал, что аэрозольная вакцина предназначена для экстремальных ситуаций, подобных той, которая возникла во время биологической атаки, проведенной террористами в США. Аэрозольная вакцинация позволяла охватить большие группы, находящиеся под риском, и в короткое время создать у них иммунную защиту против заражения спорами антракса.

Американские специалисты, не располагая подобной вакциной, стали проводить профилактику в группах риска с помощью антибиотиков. В течение длительного времени (иногда до полутора месяцев) предписывалось принимать ежедневно большие дозы антибиотика в рассчете на полное уничтожение спор, попавших в организм. Пожалуй, это был первый случай массового применения антибиотика в профилактических целях, хотя каждому врачу известно, что антибиотики рекомендуется использовать только для лечения, но не для профилактики. Известно, что избыток антибиотика в организме может привести к возникновению резистентных форм микроорганизмов, для борьбы с которыми обычные лечебные препараты уже не годятся. Каковы будут последствия тактики борьбы с сибирской язвой, предпринятые американскими специалистами в период биотеррористической атаки, — покажет ближайшее будущее.

В первые же дни паники, возникшей в результате рассылки конвертов со спорами сибирской язвы, когда еще было трудно оценить масштабы вспышки, я обратился в Центр по контролю за медицинскими и биологическими препаратами. В письме я предложил рассмотреть возможность использования аэрозольной вакцины для проведения прививок среди населения, находящегося под риском заражения. Ответа не последовало. Тогда я написал аналогичную бумагу в штатную службу здравоохранения, но и здесь никто не заинтересовался моим предложением. По прошествии некоторого времени, когда вспышка уже пошла на убыль, я решил позвонить Нине Ефимовне Гефен в Нью-Джерси и обсудить с ней произошедшие события. Оказалось, что ее реакция на атаку спорами сибирской язвы была такой же, как и у меня. Только она отправила свое послание в ФБР. Спустя несколько дней к ней домой явился агент этой организации, который ограничился тем, что взял короткое интервью. Уходя, пообещал доложить начальству и сообщить о принятом решении. Но до решения, по-видимому, дело не дошло, т.к. ответного письма Н.Е. не получила. Так бесславно закончились наши попытки оказать помощь американским службам, принявшим на себя всю ответственность за эпидемическую ситуацию, вызванную террористическим нападением с использованием бактериологического оружия.

Расследование
Особый интерес представляли сообщения прессы и телевидения о результатах расследования источников поступления биологического оружия и выявления участников операции, использовавших его в целях террористической диверсии. Из газетных публикаций того времени мне хотелось бы привести схему распространения вспышки сибирской язвы, представленную в октябре 2001года агентством Associated Press. С моей точки зрения, она интересна тем, что дает календарно датированную рассылку писем, получение которых соотносилось со случаями заражения сибирской язвой (см. рис....).

Одну из первых проблем, которую решало следствие, был вопрос, откуда посланы письма, содержащие сухие споры антракса. Установить место отправления не представляло большого труда, т.к. на конвертах, доставленных в NBC News и сенатору Тому Дашлу, значилось почтовое отделение в городе Трентон (Trenton), штат Нью-Джерси. Интервал между отправлениями составлял почти три недели. Дата отправления первого письма в редакцию новостей — 16 сентября 2001 г. Письмо сенатору датировано 8 октября.

К адресатам письма стали попадать, начиная с 25-го сентября. Первый получатель был почтовый офис NBC News, куда пришло письмо со спорами антракса на имя Тома Брокау (Tom Brokaw). Однако это письмо, видимо, было открыто не сразу, т.к. его помощник Erin O’Connor заявил о том, что он заразился антраксом только 12 октября. У него обнаружили кожную форму сибирской язвы.

В последних числах сентября, по-видимому, пришло письмо (письма) в American Media Inc., штат Флорида. Хотя само письмо не удалось обнаружить, первые симптомы заболевания у Р. Стивенса, умершего 5-го октября, и Э. Бланко, выжившего в результате лечения, появились уже 27-28 сентября. Надо полагать, что споры попали в издательство, где они работали, уже в конце сентября. Поскольку споры антракса были обнаружены в помещениях издательства, а позднее и в почтовом отделении Boca Raton, штат Флорида, то можно предположить, что порошок высыпался из конверта, который был поврежден во время транспортировки. Но куда девался поврежденный конверт? — вопрос остался открытым. Непонятным также оказался выбор террористами объекта атаки, небольшого городка Boca Raton во Флориде и находившейся там компании American Media Inc.. Известно лишь, что Атта и некоторые другие угонщики снимали в этом городке квартиры и жили там, пока обучались в летной школе. Отмечено странное совпадение, что в поисках жилья угонщики пользовались услугами риэлтора, жены издателя таблоида «Сан» (The Sun) Р. Стивенса, погибшего от сибирской язвы.

С моей точки зрения, обсеменение спорами антракса издательства в Boca Raton было предпринято специально, чтобы отвлечь внимание от Трентона, где находилось главное лицо, занимающееся рассылкой зараженных конвертов.

Третье письмо, в котором были обнаружены споры антракса, пришло 10 октября в компанию Microsoft Licensing Inc. в город Рэно (Reno), штат Невада.

Четвертое письмо, содержащее споры, попало 17 октября в Нью-йоркский офис губернатора Джорджа Патаки (George Pataki).

Таким образом, предполагается, что всего было разослано 5 конвертов, содержащих споры сибиреязвенного микроба. Кроме спор в конвертах находились письма с устрашающими надписями: <nobr class="phone">«09-11-01.</nobr> Вы не можете остановить нас. В нас антракс. Вы умрете сейчас же. Вы испугались?» Антраксная атака продолжалась более месяца.

За предоставление сведений о том, кто занимался распространением писем со спорами антракса, ФБР удвоило вознаграждение до $2,5 миллиона. Кроме того, Бюро направило запросы 500.000 жителям Нью-Джерси (Трентон) и обратилось за помощью к 40,000 членов Американского общества микробиологов.

На ту часть расследования, которая имела отношение к манипулированию спорами, я вынужден был взглянуть глазами микробиолога и специалиста по микробиологии сибирской язвы. Первый вопрос, на который следовало дать ответ, касался квалификации, необходимой человеку, взявшемуся за наполнение конвертов порошком сухих сибиреязвенных спор. Совершенно очевидно, что лицу, далекому от микробиологии, справиться с такой задачей было бы не под силу. Перенос порошка сухих спор из одной емкости в другую должен происходить в условиях бактериологического бокса, т.е. специального застекленного пространства, снабженного приточно-вытяжной вентиляцией. Манипуляции должны осуществляться над пламенем газовой горелки или, в крайнем случае, — спиртовки. Кроме того, исполнитель должен был одет в специальный защитный костюм, иметь на лице маску и на руках перчатки. Не говоря уже о самом микробиологическом процессе приготовления спор, требующем специальных знаний и квалификации, необходимо заметить, что для лиофильного высушивание спор патогенных микробов используются вакуумные установки с системой улавливающих фильтров, предотвращающих попадание возбудителя в окружающую среду. Неисправность в системе фильтров приводит к выбросу спор, подобному тому, который произошел в 1976 г. на Свердловской базе бакоружия.

Создать такие условия в гараже, подвале или жилой комнате, как предполагали некоторые следователи ФБР, невозможно. Несоблюдение указанных условий работы с высоко вирулентной формой сибирской язвы, находящейся в порошкообразном состоянии, неизбежно привело бы к обсеменению спорами окружающей среды и заражению самого исполнителя. Следовательно, наполнение конвертов сухими спорами мог осуществить человек, владеющий техникой микробиологической работы. Сделать же это он мог только в условиях микробиологической лаборатории, там, где имелось боксированное помещение.

Иллюстрацией того, к чему может привести несоблюдение режима работы с патогенными микроорганизмами, служит случай, который произошел 1марта 2002 г. в одной из лаборатории в Техасе, где исследовались образцы спор, разосланных террористами. Сотрудник, изучавший образцы, работал без перчаток. В результате споры, оказавшиеся на руках, были занесенными в порез на подбородке, образовавшемся после бритья. Развилась кожная форма сибирской язвы, легко поддающаяся лечению антибиотиками. Однако больше всего в этом сообщении меня удивило то, что ни один из 40 человек, работавших в этой специализированной лаборатории, не был привит вакциной против сибирской язвы.

Как следовало из отчетов следственной комиссии, лабораторной базой, необходимой для манипулирования спорами антракса, обладал микробиолог иракского происхождения Вали Самар (Waly Samar), работавший в Нью-Йорке, но проживавший в Нью-Джерси, откуда были отправлены первые конверты, содержащие инфекционный материал. Он был гражданином США, прожил в стране много лет, закончил Хантер колледж (Hunter College), где получил диплом микробиолога и ученую степень доктора наук (Ph.D.). Чрезвычайно удобным маскирующим моментом в его деятельности было то, что свои научные исследования он проводил с непатогенным микробом Bacillus subtilis, имеющим близкое таксономическое родство с Bacillus anthracis, возбудителем сибирской язвы. Поскольку приемы лабораторной техники, используемые в работе с этими двумя споровыми микроорганизмами, очень похожи и требуют одних и тех же предосторожностей, то его манипуляции со спорами антракса могли проводиться под видом рутинных операций с B. subtilis. Будучи грамотным микробиологом, он знал, что надо делать, чтобы не загрязнить спорами сибирской язвы боксовые помещения лаборатории. Если бы помимо наполнения конвертов он стал заниматься получением сибиреязвенных спор и их лиофильным высушиванием, то не оставить следов такой деятельности ему бы не удалось. Насколько можно судить по сообщениям прессы, в лаборатории, где он работал, не было обнаружено спор антракса. Это позволяло сделать предположение, что для наполнения конвертов микробиолог-биотехнолог Самар использовал уже готовый, доставленный ему порошкообразный материал спор.

Откуда, в каком виде и когда этот материал к нему попал?

Любопытно замечание одного официального лица, промелькнувшее в иракской прессе вскоре после самолетной атаки 11 сентября. Он писал, что эти события могут повернуться биологической атакой, когда маленькая банка размером с кулак может быть использована для рассеивания вирусов, наносящих вред всему и всем.

По данным инспектора ООН Ричарда Сперцеля (Richard Spertzel) идея распыления биологического и химического оружия с помощью авиации давно вынашивалась иранским спецслужбами. Незадолго до операции 11 сентября оставшийся в живых 20-тый угонщик Захариас Моусаоуи (Zacarias Moussaoui) имел задание поступить в колледж сельскохозяйственной авиации при университете Миннесота. Следствием установлено, что в 2000 г. в этот же колледж подавал заявление Самар, который предлагал свои услуги как микробиолог для отработки режимов распыления ядов и микробных смесей с использованием авиационной техники. Способ распространения спор антракса через почтовые отправления был выбран террористами, по-видимому, позднее, поскольку в этом случае цель могла быть достигнута с гораздо меньшим количеством заражающего материала, чем требовалось для создания воздушного аэрозоля авиационным методом. Открывать же подпольное биотехнологическое предприятие для производства сибиреязвенных спор на территории США было бы слишком рискованным делом. Гораздо проще, оказалось, привезти несколько флаконов готовых сухих спор из-за границы. Если ФБР даже не заинтересовалось подготовкой будущих террористов в американских летных школах, то ввести в страну небольшие упаковки, напоминающие медицинские препараты, вообще ничего не стоило.

С моей точки зрения, заслуживало внимания сообщение, сделанное врачом Кристосом Тсонаном (Christos Tsonan) из госпиталя Святого Креста (Holly Cross Hospital), находящегося во Флориде (город Fort Lauderdale), что в конце июня 2001 г к нему обратился пилот со страшным нарывом на ноге. Доктор прописал ему антибиотик, который впоследствии был обнаружен на квартире угонщика Ahmed Alhaznawi (погиб в United Airlines, Flight 93). Доктор предполагает, что это была кожная форма сибирской язвы.

Кроме того, как свидетельствовал фармацевт из Delray Beach, (Флорида), угонщики Mohamed Atta and Marwan Al-Shehhi обращались в аптеку за лекарством для лечения раздражения, появившегося на руках у Atta’ы.

Эти факты, по моему мнению, свидетельствуют о том, что названные выше угонщики имели контакт со споровым материалом. Я исключаю, что они занимались фасовкой спор по конвертам, т.к. у них не было для этого соответствующих микробиологических условий, не говоря уже о квалификации бактериологов. Скорее всего, что кто-то из них доставил споровый материал из-за границы за несколько месяцев до террористического акта, запланированного на 11 сентября. Возможно, что это был Атта, который по данным европейской разведки посетил Прагу летом 2001г. Скорее всего, он получил там сухие сибиреязвенные споры, запаянные в ампулах или расфасованные по флаконам, на которых значилась надпись хорошо известного лечебного препарата (чтобы избежать подозрения в случае таможенного досмотра). Например, я знаю, что на многих российских технологических линиях для приготовления сухих бактериальных спор используют флаконы, в которых обычно высушивают пенициллин.

Доставив споры в свой американский дом во Флориде, угонщик, естественно, хотел поинтересоваться, в каком состоянии находятся флаконы, не повредились ли они во время транспортировки. Он решил снять оберточный материал с упаковки, которую он привез. Флаконы, видимо, были в полном порядке, но в оберточный материал попало небольшое количество спор по недосмотру того человека, который готовил эту упаковку. Угонщик разворачивал сверток, конечно, без резиновых перчаток, поэтому единичные споры попали к нему на руки и вызвали эритему, от которой он впоследствии избавился с помощью антибиотиков. Нельзя исключить, что при разворачивании свертка присутствовал и другой террорист, который тоже не имел представления о резиновых перчатках. Он занес несколько спор (или десятков спор) к себе на ногу, что вызвало кожную форму антракса. Если бы был открыт хотя бы один флакон, террористам не удалось бы избежать ингаляционного заражения, заканчивающегося обычно летальным исходом. Я уверен, что в обязанность угонщиков не входила рассылка конвертов со спорами. Этим должен был заниматься квалифицированный микробиолог, такой как Вали Самар.

Во всяком случае — подготовкой конвертов к рассылке. Функция Алли в биологической атаке могла ограничиваться лишь доставкой спор на территорию США.

После того, как флаконы со споровым материалом были переданы Самару, он грамотно расфасовал порошок по конвертам, а освободившуюся тару поместил в тот микробиологический мусор, который ежедневно скапливается в лаборатории и подлежит уничтожению в специальном режиме обработки. Все эти операции Вали Самар проделал очень умело и незаметно для сотрудников лаборатории.

Следующим этапом была рассылка конвертов. По какому принципу выбирались адресаты, кто делал надписи на конвертах и листах бумаги, вложенных в конверты вместе со спорами, кто опускал письма в почтовые ящики — надеюсь, что на эти вопросы следствие получило ответы. Хотя в доступных мне отчетах такой информации я не нашел.

Я думаю, что к выполнению этого этапа задания Самар привлек Кати Нгуен (Kathy Nguyen), работавшую в отделе снабжения Нью-йоркского госпиталя, расположенного по соседству с Хантер колледжем, где служил Самар. Она стала последней жертвой биологической атаки и умерла 31 октября 2001 г. от легочной формы сибирской язвы. Следственная комиссия отмечала, что обстоятельства, при которых она заразилась, не установлены. Известно, что для ингаляционного заражения требуется вдохнуть 5-10 тыс. спор, в то время как для возникновения кожной формы сибирской язвы достаточно всего лишь несколько десятков спор. Если смотреть на Кати Нгуен как на участницу операции по рассылке конвертов, то здесь могут быть самые неожиданные варианты преднамеренного или непреднамеренного контакта со споровым материалом.

Изучение содержащихся в конвертах спор специалистами по сибирской язве показало, что исходным материалом для их приготовления служил штамм Ames сибиреязвенного микроба. Этот штамм был выделен от больной коровы в 1972 г. в штате Iowa, и с 1981 г он поступил в распоряжение военных микробиологов в Форт — Детрике. Как наиболее перспективный для конструирования биологического оружия штамм был передан в другие исследовательские лаборатории Соединенных Штатов, а также на английскую военную базу в Портон Дауне. Следствие установило, что к моменту атаки в сентябре 2001 г. штамм Ames значился не меньше, чем в 20 специализированных лабораториях мира. Стало известно, что в 1988 г. иракские микробиологи, разрабатывавшие биологическое оружие, получили несколько штаммов сибиреязвенного микроба из Англии, среди которых, по-видимому, был и штамм Ames.

Я уже писал, что, несмотря на Конвенцию, запрещающую проводить работы с бактериологическим оружием, в 80-х годах я наблюдал странную активизацию служб, планирующих такие разработки в азиатских странах. Так, ко мне лабораторию в ИЭМ им. Гамалеи вдруг нагрянули специалисты из Северной Кореи, которые стремились получить сибиреязвенные штаммы. Несколько позднее с той же целью посетили институт и специалисты из Ирана.

Я почти уверен, что штаммом Ames располагали и советские военные микробиологи. Во всяком случае, на такие мысли меня навела просьба моего приятеля В.А.Л. из Управления Генштаба Советской Армии. Он позвонил мне и сказал, что среди американских военных микробиологов мое имя известно как специалиста по сибирской язве еще с тех пор, как я работал над вакциной. В связи с этим он попросил разрешения воспользоваться адресом моей лаборатории, чтобы сделать запрос на интересующий его штамм. Никаких подробностей о штамме сказано не было, но через некоторое время на мое имя в лабораторию пришла посылка из США. Я не поинтересовался ее содержимым и предал заказчику. Последовала благодарность, на чем дело и закончилось. Однако от военных, продолжавших исследования по химической сибиреязвенной вакцине в 80-х годах, я слышал, что им удалось получить высоко эффективный препарат, который показал хорошие результаты в опытах с заражением штаммом, используемым американцами в качестве компонента бакоружия.

Как сообщалось в прессе, комиссия ФБР, занимавшаяся расследованием, подключила к своей работе девять научно-исследовательских институтов, перед которыми была поставлена задача, изучить биологические характеристики спор, обнаруженных в конвертах. Эксперты исследовали генетическую структуру сибиреязвенных микробов, а также вели поиски доказательств физической и химической природы наполнителя, который мог бы свидетельствовать, как и где был изготовлен аэрозоль. Было установлено, что в качестве наполнителя, позволяющего легко превращать споры в аэрозоль, использовался силикон. Следователи предположили, что обнаруженные в конвертах споры не могли быть изготовлены в Ираке, т.к. там не производят силикон. Мнение же экспертов ООН и членов комитета по вооружениям сводилось к тому, что в Иране и Ираке широко использовался опыт советских специалистов в области разработки бакоружия, и подобными спорами антракса обладали только в России, Ираке и США.

Версия домашнего террориста
По истечению года работ, комиссия ФБР сообщила, что она затратила на расследование 231, 000 агент-часов и пришла к заключению, что результаты тестирования указывают на сходство спор и штамма с теми, что имеются в распоряжении системы биологической защиты США. Более того, следователи выдвинули гипотезу о том, что биологическую атаку мог осуществить один человек, не имеющий специальных микробиологических знаний и совершивший акцию лишь по злому умыслу. Споровый материал он мог выкрасть в какой-либо американской лаборатории, работающей с сибирской язвой. Абсурдность версии была очевидна и свидетельствовала о полной некомпетентности следствия. И сколько бы отечественные ученые-микробиологи и эксперты по бактериологическому оружию ни настаивали на ложности выдвинутой предпосылки, комиссия всерьез стала разрабатывать свою версию.

Первой мишенью для поисков обвинения избрали предприятие на военной базе в городке Дугвей, штат Юта (Dugway, Utah), где в течение нескольких лет производилась аэрозольная форма спор антракса, предназначенная для ингаляции. Один из следователей (Chip Ward) заявил, что Дугвей имеет дурную репутацию у жителей близлежащих мест и поэтому нельзя исключить его участие в таком грязном деле как террористическая атака. Однако все усилия агентов ФБР уличить администрацию и специалистов, работающих с сибирской язвой, в снабжении террористов спорами не увенчались успехом. Надежды на Дугвей как ключевой объект в расследовании потерпели крах, и только увели следствие в сторону от главной цели — обнаружения истинных организаторов преступления.

Однако провал с Дугвеем не прибавил трезвости комиссии, носящей громкое название «Amerithrax». Следователи продолжали искать «домашний источник» снабжения террористов спорами антракса. Агенты ФБР опросили около 5 тыс. человек, но так и не выявили конкретного подозреваемого. После этого они отбросили идею о террористе-дилетанте, но продолжали концентрировать внимание на «домашнем террористе», ученом. Их жертвой стал бывший военный, доктор вирусологии, профессор Стивен Хатфилл (Steven Hatfill). В январе 2007 г. генеральный прокурор John Ashcroft открыл судебное дело против него, обвинив Хартфилла как лицо, заинтересованное в проведении биотеррористической атаки. Его уволили с работы, а следствие буквально смешало с грязью имя ученого. Хартфилл мужественно защищался и после многочисленных допросов и тестирования на полиграфе (детектор лжи) его оправдали. Суд не нашел доказательств его причастности к биотеррористической атаке. Ученое сообщество могло с облегчением вздохнуть и только выразить сочувствие своему коллеге по цеху. Однако унижение и оскорбление человеческого достоинства, нанесенное властями, забыть было очень трудно и самому Хатфиллу и близким ему людям.

Между тем, по прошествии почти шести лет организаторы биологической атаки и их пособники оставались не раскрытыми. Это уже был не первый случай бездеятельности американских служб, призванных стоять на страже национальной безопасности. В связи с этой ситуацией кто-то из журналистов напомнил, что агентам ФБР потребовалось 17 лет, пока они арестовали бомбиста Теда Качиньского, рассылавшего своим жертвам бомбы в почтовых посылках. И то сделать им удалось это лишь после того, как брат бомбиста сообщил в полицию о месте нахождения преступника. Американцы не могут также забыть не удовлетворившее их заключение комиссии по расследованию преступления века — убийства президента Джона Кеннеди. Перечень многочисленных неудач создавал впечатление, что внутри этих служб кто-то руководит деятельностью так, чтобы подорвать их авторитет как гаранта безопасности страны.
Недругам Соединенных Штатов такая странная ориентация служб безопасности была только на руку. Так в один из моих визитов в Москву я присутствовал при разговоре, в котором одобрительно оценивались усилия ФБР найти преступника среди своих же ученых. По мнению человека, высказавшего эту точку зрения, американские ученые такие алчные люди, что меркантильные интересы у них всегда стоят на первом месте. Если кому-то из них пообещали хорошее вознаграждение, то за деньги он готов стать предателем. Мои возражения в пользу того, что высокий материальный уровень жизни ученых в Америке не может толкать их на разного рода грязные дела, не разубедили моего собеседника. Я же продолжал и продолжаю верить в честность моих американских коллег.

Для установления источника, откуда террористы получили споры, большой интерес представляет научный анализ, проведенный специалистом в области генетики сибиреязвенного микроба, профессором Полом Кеймом из университета Северной Аризоны в городе Флагстафф (Paul Keim, Nothern Arizona University, Flagstaff). В своих исследованиях он использовал генетические методы, такие как отпечатки ДНК (genetic fingerprinting), а также метод, основанный на знаниях, заимствованных из базы данных о пыльце отдельных географических районов планеты. Этот метод позволяет идентифицировать споры по уникальной пыльце, приклеившейся к их поверхности.

Любопытно, что указанные методы были с успехом использованы профессором Кеймом для идентификации спор антракса, которые использовала японская культовая группа Japan’s Aum Shinri Kyo в своих террористических действиях против населения Токио. Участники этой группы предприняли первую биологическую атаку в 1993 г., распылив споры антракса в одном из оживленных районов города. Поскольку штамм оказался не вирулентным, то вспышки сибирской язвы не произошло, и для властей эта акция прошла незамеченной. Хотя в подвале 8-этажного бетонного здания, где размещалась секта, были обнаружены чаны с культурой сибиреязвенных микробов, полиция не придала этому значения, т.к. в то время искала совсем другие доказательства: расследовала преступления, связанные с похищением и уничтожением людей. Спустя два года, летом 1995 г. члены секты осуществили террористический акт с применением нервно-паралитического газа зарина. Местом газовой атаки были выбраны наиболее перегруженные станции токийского метро. В результате атаки погибло 12 пассажиров, тысячи получили разной тяжести отравления. После ареста сектанты признались, что они решились на газовую атаку после того, как первая атака со спорами антракса потерпела неудачу. Попавший к ним в руки исходный споровый материал оказался лишенным способности вызывать заболевание. Детальное расследование деятельности культовой секты показало, что в образцах слизи, взятой со стен домов, расположенных в кварталах, близлежащих к зданию секты, содержалось огромное количество спор антракса.

Методом отпечатков ДНК микробиологи из группы профессора Кейма установили, что использованный культистами штамм сибиреязвенного микроба походил на вакцинный штаммом Стерн (Stern), из которого в США изготовляется живая противосибиреязвенная вакцина. Производством этой вакцины для животных занимается Колорадская сывороточная компания, находящаяся в г. Денвере (Colorado Serum Co.).

Однако удивительным в этой ситуации оказалось то, что по данным метода обнаружения пыльцы следы производства спор вели в бывший Советский Союз. Установленный факт, можно сказать, сбил с толку микробиологов, проводивших анализ спор в образцах изъятых у сектантов. Естественно, специалисты, проводившие анализ, не знали той истории, которую мне рассказала Нина Ефимовна Гефен о происхождения живой сибиреязвенной вакцины СТИ. По ее сведениям вакцина СТИ была сконструирована на основе штамма Стерн, вывезенного из США в 30-х годах. Поэтому не было ничего удивительного в том, что генетические отпечатки ДНК из штаммов американской живой вакцины и советской вакцины СТИ были идентичны. По-видимому, сектанты, посетившие своего могущественного соседа, приобрели у бывших советских специалистов, работавших с сибирской язвой, ампулы со спорами вакцинного штамма, выданного за вирулентную культуру антракса. Японские злоумышленники, поверив на слово, наладили выращивание добытых спор на своей экспериментальной базе и обнаружили подлог лишь после того, когда их бактериологическая атака не удалась. Можно только благодарить Бога, что смертоносная культура антракса не попала к ним в руки.

Те же самые методические подходы были использованы группой генетиков во главе с профессором П. Кеймом для изучения спор штамма Ames, разосланных террористами в почтовых отправлениях в сентябре-октябре 2001г. К сожалению, результаты этих исследований не получили широкой огласки, что, видимо, свидетельствует о несовпадении сделанных учеными выводов с курсом, проводимым нынешним политическим руководством страны.

Мой комментарий
После трагических событий 11 сентября 2001г. и последующей атаки, предпринятой биотеррористами, интерес к сибиреязвенной инфекции и ее возбудителю Bacillus anthracis вырос до невероятных размеров. Потребность в научных знаниях о биологии этого микроба и вызываемого им заболевания исходила не только от специалистов, работающих в области здравоохранения, но и от журналистов, освещающих драматические последствия применения бактериологического оружия против гражданского населения. Это был первый в истории случай применения спор сибиреязвенного микробы в агрессивных целях в условиях отсутствия военных действий.

Ни для кого не было секретом, что, несмотря на Конвенцию 1972 г., запрещающую проводить разработку и применение бакоружия, в некоторых странах мира накопление микробного материала шло высокими темпами. Кен Алибек в своей книге "BioHazard«(1999) пишет об интенсивной разработке таких программ в Советском Союзе, поставившим свою подпись под Конвенцией среди других 145 стран мира. Ирак присоединился к Конвенции 1972 года лишь после окончания войны в заливе в 1991 г.

Я, разрабатывавший в свое время вакцину против сибирской язвы и посвятивший несколько лет научных исследований этому микробу, хорошо представлял себе опасность распространения этого заболевания среди иммунологически незащищенного населения. На волне паники, возникшей в связи со вспышкой антракса в восточных штатах страны, я прочитал две лекции для русскоязычного населения Денвера, посвященные биологическим особенностям возбудителя сибирской язвы и проблемам вакцинопрофилактики этого заболеваний.

Каждый прошедший год удаляет нас от тех кровавых событий, свидетелями которых мы стали. Проведено немало исследований, выявивших криминальные корни терроризма в арабском мире, в Америке и в Европе. Но ответ на вопрос о том, заслуживает ли Америка такой ненависти и злобы, которую обрушили на нее самые темные силы исламистов, для меня остается открытым. Прочитав довольно много литературы о религии ислама и мусульманской культуре, я не нашел там ответа, откуда пришла мораль человеконенавистничества в мусульманский мир.
Чем объяснить, что американская цивилизация, возведенная в статус врага номер № 1 советскими идеологами во времена «холодной войны», теперь стала главным врагом мусульманского мира?

Почему ненависть мусульман не распространилась на Россию, которая начала войну в Афганистане и продолжает уничтожать мусульман в Чечне? Создается впечатление, что на протяжении ХХ в. политика советской власти, стремившейся с самого начала своего возникновения к установлению мирового господства, сформировала в мире новый тип агрессивной этики, которая оказалась наиболее приемлемой для народов, только что ушедших от своего феодального прошлого. Подобно крепостническому социализму, созданному в стране советов, в постфеодальном социуме еще не устоялось понятие о ценности индивидуальной личности, поэтому своя собственная жизнь также как и жизнь окружающих, там ничего не стоит. Этические нормы фанатизма, оправдывавшие жестокость и жертвенность, служат тому подтверждением.

util