Автор поста
Badge blog-user
Блог
Blog author
Александр Грезев

Про сбор подписей за выдвижение Марии Бароновой

16 August 2016, 17:06

Про сбор подписей за выдвижение Марии Бароновой

Статистика Постов 1
Перейти в профиль
В субботу 13 августа окружная избирательная комиссия по Центральному одномандатному округу № 208 зарегистрировала самовыдвиженку Марию Баронову кандидатом в депутаты Госдумы на основании почти 15 тысяч подписей, собранных в поддержку ее выдвижения. Я принимал в этой работе непосредственное участие и хочу поделиться впечатлениями.

Марию Баронову я знаю с выборов в КС оппозиции в 2012 году, хотя лично мы не были знакомы. Из всей команды ранее пересекался только с ее заместителем Полиной Немировской. Около года назад, когда Баронова приняла решение идти по этому округу, да еще однозначно по подписям, я принимал участие в обсуждении этой невероятно сложной задачи, где большая часть вопросов была как раз к Полине. Тогда подавляющее большинство участников разговора, включая меня, твердо выразило мнение, что успешно собрать такое огромное количество подписей в центре Москвы будет нереально. При этом некоторые участники как бы намекали, что если уж Баронова на это решится, то быть в этом мне тоже надо. И хотя организация проверки подписей — одна из моих любимых работ, я прекрасно помню, что очень скептически отнесся к таким предложениям, так как мне было бы сложно включаться в такой бесперспективный проект. Потом мы особо эту тему не обсуждали.

<h2>Условия</h2>Вокруг самого выдвижения в ЦАО от ПАРНАС или «Яблоко» разгорелась нешуточная борьба внутри этих партий и разных структур, желавших продвинуть своих кандидатов. Баронова в этом время активно готовилась к выборам как самовыдвиженец, ее штаб собирал контакты и наказы с жителей округа. 25 июня довольно неожиданно ко мне обратился начальник штаба Алексей Калитвинов с предложением работать у Марии Бароновой и заниматься проверкой подписей. Рекомендовал меня на эту должность Максим Кац, подписи которого я проверял в 2014 году, а в 2015-м у нас была подписная кампания в Калуге и Магадане.

Изначально я сомневался, стоит ли принимать это предложение. С одной стороны, очень интересный вызов: большая задача и ответственность, новая команда и возможность обрести контакты на будущее. Но с другой, я прекрасно понимал, что успешно собрать подписи и получить регистрацию практически невозможно, и в этом сходились все сторонние наблюдатели.

Чтобы выполнить необходимую задачу, нужно было решить несколько проблем, из которых каждая следующая оказывалась сложнее предыдущей:


<ol><li>Собрать в ЦАО и Лефортово за месяц с небольшим огромное количество качественных подписей и сдать 14911 лучших из них. При этом округ № 208 — один из худших в стране для данной затеи: большинство живущих здесь арендуют квартиры и постоянной регистрации не имеют, а о прохожих на улицах в оживленных местах и говорить не приходится.</li><li>Чтобы собрать столько подписей, нужна настоящая армия сборщиков из нескольких сотен человек. В силу различных причин штаб Бароновой не имел возможности привлечь на работу идейных сторонников имеющих соответствующий опыт, так как от партии ПАРНАС был выдвинут Андрей Зубов, «Яблоко» решило его поддержать, практически вся команда Максима Каца была занята на кампании Дмитрия Гудкова, а о поддержке ФБК и речи идти не могло. Таким образом, всю структуру нужно было создавать с нуля, причем как для набора и координации сборщиков, так и для проверки и обработки подписей. Кроме того, нужно нотариальное заверение всех сборщиков, без которого их подписи недействительны. </li><li>Закон о выборах в Госдуму запретительный. Мало того, что в одномандатном округе нужно собрать подписи 3% от всех избирателей, так еще и предельный запас и, соответственно, доля брака, составляет 5%, а не 10%, как на муниципальных и региональных выборах. Данный факт способен закрыть возможность для успешной регистрации, так как 5% — это естественный брак даже при очень качественной проверке с прогоном по разным базам. Например, в 2014 году у Каца брак был более 8%.</li></ol>Но понимая все это, я решил рискнуть и уже через три дня приехал в штаб. Однозначным условием моей работы было принятие только честно собранных подписей, любая рисовка должна была быть полностью исключена. Пару дней мы согласовывали форму подписного листа и памятку для сборщика, а 30 июня начался сбор.

Первые дни не внушали оптимизма. Сразу стало понятно, насколько остро не хватает сборщиков, и их количество нужно регулярно увеличивать в разы. Сбор подписей — это сложная и стрессовая работа, которая подходит далеко не всем. Ежедневно от нее отказывались многие сборщики, которые приносили по 1-2 подписи, а вообще с концами, ничего не собрав, от нас ушли около 2500 человек. И только 500 сборщиков хоть что-то сдали.

<h2>Сборщики и обучение</h2>Самым важным были поиск, координация и обучение сборщиков. Для этого в штабе существовала сложная система из кураторов и бригадиров, ответственных за определенные категории или районы. Поиск людей осуществлялся самыми разными способами, и я в этот процесс никак не вмешивался. В мои обязанности и нашего отдела входило ежедневное обучение новых сборщиков, и психологически это было реально сложно. Лично я с таким количеством людей такого типа еще никогда не работал. Подавляющее большинство из них были совершенно неидейными, неопытными: их единственным желанием было просто заработать деньги. Многие не хотели вникать во все тонкости заполнения листов, и когда они понимали, как это все сложно, то около 10% уходили прямо во время тренинга или практики. Нередко целая группа из 20 человек потом исчезала без следа. Но все же какая-то часть сборщиков на глазах повышала свою правовую и политическую культуру, и у них начинали зарождаться какие-то убеждения.

Отдельным вопросом было распределение сборщиков по точкам и выдача им маршрутных листов, иначе происходило бы пересечение друг с другом, конфликты или гарантированные дубли. И хотя полностью ошибок избежать не удалось, система с маршрутами по УИКам работала неплохо.


<h2>Первичная проверка</h2>
Первый день принес нам не только плохие результаты по количеству подписей, но и по их качеству. К сожалению, подписные листы даже у добросовестных сборщиков изначально содержали множество ошибок, связанных с недостаточным вниманием при обучении и прочтении памятки. Традиционно у меня очень жесткие требования к оформлению подписного листа: содержанию сведений об избирателе, правильности написания дат и подписей, заверению исправлений, полноты сведений сборщика при удостоверении. Все это делается, чтобы избежать как можно больше подводных камней, которые могут стать проблемой при проверке в комиссии. Не раз я браковал 100% подписей у некоторых сборщиков при первой сдаче. Потом многие из них исправлялись, и брак сводился к минимуму, но для некоторых желание работать на этом заканчивалось. Но даже в случае одной подписи у сборщика, штаб прикладывал усилия, чтобы сводить его к нотариусу. В противном случае она уже бы нам не пригодилась.

Сама по себе первичная проверка, если подписные листы в хорошем состоянии, не требует особых усилий. При наличии опыта и знаний достаточно не более 20 секунд, чтобы вычитать всю информацию на одном листе. Более глубокая проверка (нахождения адреса в округе, дубли, действительность паспортов и тому подобное) может осуществляться на следующих стадиях. А чтобы найти однозначно просроченный или выдуманный паспорт, лично мне достаточно менее секунды при взгляде на лист.

Но большая часть сборщиков нуждалась в «индивидуальной работе» по исправлению ошибок и, особенно, в удостоверении листов. Иногда при запущенных случаях на одного человека приходилось тратить до часа времени, чтобы спасти хоть что-то из того, что он принес! Безусловно, в одиночку такую работу осуществить невозможно, тем более вечером выстраивалась очередь из десятков сборщиков, желавших поскорее сдать подписи и пойти домой после тяжелого рабочего дня. Основная команда проверки у нас состояла из трех человек. Кроме меня это были юрист Андрей Вифлянцев и Анастасия Зотова, которая выручала нас, когда у нас с Андреем уже не было сил объяснять новичкам, как без ошибок вычеркнуть брак, написать «исправленному верить» и удостоверить лист. Уверен, что без Насти ничего бы в этом штабе не получилось. Были и другие ценные сотрудники, но всех не перечислить.


1a5e24bb7bb7.jpg




<h2>Рисовщики
</h2>Самым ужасным в этой работе были практически ежедневные попытки сдать нам откровенно рисованные подписи, причем в основном этим занимались пожилые женщины. Кто-то это делал так глупо, что просто произвольно выдумывал паспорта с сериями, которых никогда не было, либо рисовал все одной рукой. Таких «сборщиков» можно было вычислить и прогнать мгновенно. Также рисовку можно определить по таким критериям, как идеально чистые листы, множество старых и однозначно просроченных паспортов, что явно свидетельствует о переписывании данных из базы. Сложнее было с теми, кто подписи рисовал частично, чередуя рисовку с настоящим сбором. Для выявления таких людей нужно намного больше времени, оцифровка их листов и сравнение. По поводу некоторых персонажей мы размышляли до конца сбора и отправляли по адресам аудиторов.


2c21983413f6.jpg



<h2>Обработка подписей</h2>
Даже самая пристальная проверка подписей на первой стадии — лишь небольшая часть работы, тем более при таком огромном количестве. Все листы по сборщикам нужно сортировать, выделять исправления, а данные из подписных листов необходимо переводить в базу, откуда происходит поиск более глубоких ошибок в адресах, паспортах и дублях. Только чтобы забить подписи 15 тысяч избирателей, нужны усилия нескольких операторов, которые с утра до вечера будут этим заниматься. Такая база позволила нам найти и вычеркнуть более 600 недействительных паспортов и почти 100 дублей, из которых были попарные рисовки у разных мошенников, когда все данные сходятся, а даты и подписи совершенно разные. Хочу отдельно отметить, что вычеркнуть все недействительные паспорта было принципиальным решением, и делали мы это еще до окончания сбора подписей, когда не знали, соберем ли необходимое количество. Как показала жизнь, мы были правы.

<h2>Сбор и успешное окончание</h2>
Сбор подписей начался 30 июня и завершился утром 3 августа, то есть в последний день для их сдачи в комиссию. Честно признаюсь, что я до последних дней не верил, что нам удастся просто собрать их, не говоря уже про полную обработку. Были удачные дни, когда нам удавалось выйти на 600-700 подписей в день, но затем шел резкий спад в выходные или из-за дождей. Штаб и бригадиры придумывали разные способы премирования и мотивации, что в итоге и сыграло решающую роль. В последний день, когда мы уже нумеровали листы и сшивали их в папки, было собрано более 1000 подписей, что обеспечило нам необходимое количество с небольшим запасом.


0f185fa56c15.jpg




<h2>Сдача в комиссию и проверка</h2>
Над окончательной подготовкой подписей в последние сутки работали полтора десятка человек, проводя нумерацию, фотографирование, оформление и сшивание папок. Но главным было подписание всех листов кандидатом. Мария должна была 8-9 тысяч раз полностью написать свое ФИО, поставить дату и подпись. На все это у нее без остановки ушло примерно 80 часов. Последние листы были подписаны перед дверью избирательной комиссии. Прием документов на регистрацию, включавший пересчет всех листов, продолжался около трех часов.

На следующий день началась проверка. К нашему удивлению, комиссия решила проверять не 20% по выборке, а абсолютно все подписи. На первой стадии подписи проверяли пять экспертов-почерковедов. За три дня они посмотрели все подписи и придрались к менее 1%. Затем члены рабочей группы из числа комиссии стали проверять все содержание листов. Хотя в штабе мы старались вычищать все, что только можно, какие-то огрехи (неполные данные о сборщике, отсутствие подписи, дата заверения позже даты сбора и тому подобное) все же попадались. В сумме это дало около 1,5% брака.

Оставалось самое главное — проверка по базе ФМС. По практике предыдущих выборов и печальному опыту разных оппозиционных партий и политиков, мы знали, что ФМС спокойно может выдать и 10%, и 20% недействительных паспортов, которые потом будет невозможно отбить, даже если найдешь самого избирателя с новым паспортом, а в справке он просрочен. Но по результатам этой проверки наших подписей брак составил всего 20 штук.

Итого: из 14911 сданных подписей недействительными оказались 379. Брак 2,54% — и полное основание для регистрации кандидата, что и произошло 13 августа.



d2138ec861a9.jpg


<h2>Заключение</h2>
Наверное, с точки зрения масштаба, психологических, физических и материальных затрат, произошедшее в 208-м округе не имеет аналогов в истории современной российской оппозиции. Нам всем вместе удалось совершить невозможное, на что в России мало кто способен. Я очень рад, что принял участие в этой кампании. Показанный результат — абсолютно лучший за мою многолетнюю деятельность в штабах кандидатов и партий. Хочу выразить благодарность Марии Бароновой, всему штабу и команде Открытой России за предоставленную возможность. С радостью буду готов принимать участие в их дальнейших проектах.

Я прекрасно понимаю, что регистрация любого кандидата в России или отказ в ней — вопрос во многом политический. Мы поработали хорошо и честно, комиссия решила нас с выборов не снимать, хотя возможность поступить иначе у нее была практически безграничной. В то же самое время на других выборах разного уровня и в разных регионах (в частности, в Санкт-Петербурге) оппозиция практически в полном составе этот фильтр пройти не смогла. И хотя сам процесс подписных кампаний мне очень нравится, но я считаю, что эту процедуру нужно в разы упрощать или вообще отменять.
util