Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова
Blog post category
Общество

Страсбург — не последняя инстанция

Почему решение ЕСПЧ ничего не изменит в судьбе Зары Муртазалиевой
10 May 2017, 14:57

Страсбург — не последняя инстанция

Почему решение ЕСПЧ ничего не изменит в судьбе Зары Муртазалиевой
Статистика Постов 22
Перейти в профиль

Европейский суд по правам человека не нашел нарушений Конвенции по правам человека в деле Зары Муртазалиевой.

Эта история началась 13 лет назад, когда ФСБ отрапортовала об очередном успехе: арестована чеченская террористка, предотвращен теракт!

Студентку Пятигорского университета обвинили в «приготовлении к подготовке теракта» в торговом центре «Охотный ряд» в Москве.

Доказательствами стал пластид, который ей подбросили в сумочку в отделении милиции, когда после задержания за просроченную регистрацию «катали пальцы», и она пошла помыть руки в туалет, а полицейские сделали круглые глаза: «Опа, у вас в сумочке тротил! Вы, милочка, террористка!»

Потом — ИВС на Петровке, избрание меры пресечения в суде, ночные допросы, избиения, сюжеты по телевидению, женское СИЗО-6, год в «Лефортово».

История чеченской девушки так и осталась бы никому не известной, если бы к главе комитета «Гражданское содействие» Светлане Ганнушкиной не пришла русская женщина, мама одной из двух девушек, которые познакомились с Муртазалиевой в мечети на проспекте Мира. Она рассказала, что арестовали чеченку, подругу ее дочери, которая ни в чем не виновата, а дочь и подругу допрашивают и заставляют ее оговорить.

Светлана Ганнушкина собрала пресс-конференцию и развернула кампанию поддержки Зары Муртазалиевой.

Я тогда работала в «Новых известиях» и написала статью «Как из чеченки- студентки сделать террористку».

И сегодня спустя много лет думаю, что в этом заголовке про дело Муртазалиевой все сказано. Те следователи, что «лепили» дело, сначала в районном следственном отделе, а уж потом в центральном ФСБ, были озабочены именно этим: как из совершенно не виновной девушки сотворить потенциальную террористку.

Зара приехала из Чечни в Москву, устроилась на работу в страховую компанию и познакомилась с неким Саидом Ахмаевым, который вызвался помогать ей в сложной столичной жизни и даже предложил ей и ее двум русским подругам, принявшим ислам, пожить бесплатно в общежитии. Девушка ничего дурного не подозревала, а, как выяснилось на следствии, этот самый Ахмаев, будучи сотрудником столичного РУБопа, отслеживал приезжающих в Москву земляков и фабриковал против них дела. Во всяком случае, так он поступил с Зарой Муртазалиевой. Общежитие, куда он ее поселил, было оснащено видеокамерами, и все разговоры подруг стали «доказательствами» уголовного дела о подготовке теракта.

Зару защищала адвокат Зезаг Усманова, ее семье Муртазалиевой порекомендовал все тот же «благодетель» Саид Ахмаев. Чуть позже выяснилось, что Усманова совмещает адвокатскую деятельность с преподаванием чеченского языка в академии ФСБ. Уже в ходе судебного процесса правозащитница Светлана Ганнушкина поняла, что Усманова только вредит своей подзащитной, и Ганнушкина пригласила адвоката Владимира Суворова вступить в дело.

Понятно, что в таком сфабрикованном деле, изначально обреченном на обвинительный приговор, даже очень хороший адвокат мало что мог сделать. Прокурор Юлия Сафина, которая теперь стала судьей, помнится, тогда попросила приговорить Зару к 12 годам колонии. Судья Марина Комарова, кандидат юридических наук, защитившая диссертацию по теме о терроризме в судебном процессе, приговорила невиновную девушку к 9 годам колонии.

К сожалению, адвокат Владимир Суворов не был специалистом по Европейскому суду по правам человека, и он, страстно сражаясь за свою подзащитную в Мосгорсуде, не смог подготовить почву для Страсбурга. То есть не зафиксировал, как это следовало сделать, все нарушения, допущенные во время судебного процесса. И теперь это аукнулось при рассмотрении жалобы Муртазалиевой в Страсбурге.

Одним из пунктов жалобы осужденной чеченки был факт отказа суда обеспечить привод на процесс главного свидетеля обвинения Саида Ахмаева, который скрывался и не являлся на заседания. Адвокаты недостаточно настаивали на его приводе, и эта «слабость защиты» явилась одной из причин того, что Европейский суд не увидел в недопросе свидетеля нарушения права на справедливый суд. В то же время три судьи написали свои особые мнения, не согласившись с общим вердиктом суда, и эти особые мнения в практике Суда встречаются не часто.

Страсбургский суд, как известно, не рассматривает дела по существу, и его решения базируются на формальных соблюдениях Конвенции. И, вынося свое отказное решение, европейские судьи не думали, как оно будет воспринято в России.

В России официальные лица восприняли его однозначно: раз Страсбург отказал Заре Муртазалиевой, значит, признал, что суд в отношении нее был справедливым, стало быть, ее судили правильно, и она и вправду террористка!

Ничего подобного!

Из решения Европейского суда ни в коей мере не вытекает то, что Муртазалиеву судили справедливо. И на ее судьбу решение Европейского суда никак не повлияет. Зара получила политическое убежище во Франции именно как политическая заключенная и жертва несправедливого суда. Скоро она получит и французское гражданство.

Для нас же важно, что «дело Зары Муртазалиевой» стало прецедентным делом для России. По его лекалам строились другие так называемые «террористические дела». Как, например, дело Олега Сенцова: его так же судили за организацию теракта, о котором он даже и не помышлял. Его дело, так же, как и дело Муртазалиевой — от начала до конца — плод воображения следователей ФСБ, мечтающих о звездочках на погонах. Так же, как в деле Муртазалиевой, показания на Сенцова давали свидетели, которые потом от них отказались в суде — так от оговора Зары отказались в суде ее русские подруги, а на процессе по делу Сенцова от оговора отказался Геннадий Афанасьев.

Зара Муртазалиева ждала решения Европейского суда 12 лет. Для нее положительное решение Страсбурга было бы своеобразным оправданием, хотя она, безусловно, понимает специфику Европейского суда. Она много раз говорила в своих интервью, что не не держит зла ни на своих подруг, которые оговорили ее на следствии, ни на судью, ни на гособвинителя.

Главный виновник ее ареста и восьми с половиной лет, проведенных за решеткой, Саид Ахмаев несколько месяцев назад был арестован за вымогательство — так что теперь он на собственной шкуре может изведать все тяготы заключения, на которые он в свое время обрек Зару. И ему не помогли ни заслуги перед Рамзаном Кадыровым, ни то, что, по слухам, он входит в близкое окружение Адама Демильханова.

Уверена, что и все остальные творцы этого безумного уголовного дела рано или поздно получат по заслугам.

Просто потому, что Страсбургский суд — не последняя инстанция.

А что касается его решения, адвокат Муртазалиевой рассматривает возможность обжаловать его в Большой палате Европейского суда.


Зара Муртазалиева: «Я верю, что в этой жизни все возвращается бумерангом»

Во всей этой истории, во всей этой круговерти, что произошла, я никого не винила. У меня не было ни злобы, ни обиды на сотрудников московских, ни на девочек, которых напугали, ни на судей. Ненависть была к одному-единственному человеку — к Ахмаеву Саиду. Я ждала, я верила, я знала. Я верю, что в этой жизни все возвращается бумерангом. Читать дальше...

util