Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова
Blog post category
Общество

Был ли подделан протокол опроса членов Совета Общественной палаты?

Почему я получила самый низкий рейтинг как правозащитник
28 July 2017, 14:24

Был ли подделан протокол опроса членов Совета Общественной палаты?

Почему я получила самый низкий рейтинг как правозащитник
Статистика Постов 20
Перейти в профиль

Бывший член ОНК Москвы Елена Масюк опубликовала интересное расследование в «Новой газете», где подробно рассказала о том, как в октябре 2016 года Совет Общественной палаты (ОП) выбирал общественно-наблюдательные комиссии (ОНК) в 42 регионах России.

Кандидатура Масюк была отвергнута Советом ОП, как и сотни кандидатур активных правозащитников, которые ранее были тюремными посетителями. Осенью прошлого года Елена Масюк, Лидия Дубикова и Любовь Волкова подали иск в Тверской суд, требуя признать незаконными решения ОП РФ в лице Совета ОП РФ об отклонении кандидатур истцов в состав ОНК Москвы и Московской области, решения о назначении членов ОНК в 42 субъектах РФ, а также требовали обязать Совет ОП произвести формирование ОНК 4-го созыва в соответствии с требованиями закона и регламента ОП.

Этой весной судья Тверского суда Стеклиев предсказуемо отказал истцам по всем их требованиям. Но благодаря судебному процессу правозащитники смогли получить документы, которые по их ходатайствам запросил суд в Общественной палате. И вот тут-то открылась удивительная картина. Впрочем, мы предполагали, что выбор общественных наблюдателей в ОП проходил с нарушением закона и регламента. Теперь у нас есть доказательства — это было сделано с особым цинизмом.

В конце октября прошлого года, когда в результате голосования в Совете Общественной палаты по кандидатурам в члены ОНК 42 регионов туда не попали известные и авторитетные правозащитники, а их места заняли люди, в основном не имеющие отношения к правозащитной деятельности, я попыталась поговорить с членами Совета Общественной палаты, чтобы узнать, как они выбирали тюремных наблюдателей и выбирали ли вообще.

У меня была неофициальная информация, согласно которой никаких выборов в ОНК фактически не было. Список тех, кого нужно было «забраковать», был спущен из Администрации президента, согласован с ФСИН и ФСБ и в результате получилось то, что получилось: во многих регионах ОНК превратились в неработающие комиссии, члены которых занимаются всем чем угодно, только не правами заключенных.

Говорить со мной согласились только двое. И один из них, член ОП политолог Иосиф Дискин, в разговоре по телефону оказался вполне откровенен. Я спросила, как он выбирал членов ОНК, и Дискин не раздумывая, ответил: «Мне прислали по электронной почте проект итогового решения совета Общественной палаты. Нужно было проголосовать „за“ или „против“ за весь итоговый список. Этот проект был подготовлен комиссией Цветкова. Комиссия работала с большим списком кандидатов в ОНК, и они сформулировали проект решения совета Общественной палаты. Это обычная процедура, она установлена регламентом Общественной палаты».

На мой удивленный вопрос, знакомился ли «выборщик» со списком кандидатов из более чем 1100 фамилий, Дискин заявил: «Нет, не знакомился. И слава Богу».

Через некоторое время концепция изменилась, и Иосиф Дискин прислал мне письмо следующего содержания: «Приношу извинения. Я проверил свою почту и понял, что произошла аберрация памяти. Я вообще не голосовал по данному вопросу. Этот вопрос решался, когда я „влезал“ в болезнь, которая закончилась больницей и тяжелой операцией. Мне тогда, видимо, уже было не до голосований. Отвечая Вам, я, видимо, спутал это голосование с каким-то другим».

Я перезвонила, и Дискин объяснил мне свою забывчивость. После нашего разговора он позвонил Антону Цветкову, и тот напомнил ему, что он не участвовал в отборе членов ОНК«.

И вот теперь в статье Елены Масюк опубликован протокол опроса членов Совета Общественной палаты России от 20 октября 2016 года, где приведен список всех 20-ти членов Совета, которые участвовали в голосовании. И среди них — И.Е. Дискин.

В связи с этим у меня вопрос: не подделан ли протокол опроса? Ведь иначе получается, что у уважаемого политолога, избранного на новый срок члена Общественной палаты Дискина И.Е. плохо с памятью. Он говорил мне, что не мог голосовать за общественных наблюдателей в октябре 2016 года, потому что тогда «влезал в болезнь, которая закончилась больницей».

А если протокол подделан, то, может быть, подделаны и все остальные документы? И никакого голосования по выборам в ОНК и правда не было?

Общалась я и с пресс-секретарем Дианы Гурцкой. На мой вопрос, как Гурцкая смогла выбрать достойных из более тысячи кандидатов, пресс-секретарь рассказал мне совершенно фантастическую историю: певице якобы зачитывали вслух досье на всех кандидатов, чтобы она могла из них выбрать. Честно говоря, такую благостную картинку представляю с большим трудом.

Все остальные члены ОП, с которыми я пыталась связаться, или отказывались комментировать решение ОП или оказывались недоступны для комментариев, как только их пресс-секретари узнавали, о чем я хочу их спросить.

То, что в московскую комиссию, в которой я проработала 8 лет, вместо достойных правозащитников попали люди, которых никак нельзя подпускать к защите прав заключенных, тогда показалось мне своего рода издевательством.

Теперь благодаря судебному процессу мы узнали и подробности этого так называемого голосования.

Как пишет Елена Масюк, «абсолютным победителем стал Дмитрий Галочкин, председатель Общероссийской общественной организации „Профессиональный союз негосударственной сферы безопасности“, член ОП созыва 2014 года». Галочкин набрал наибольшее число баллов из всех кандидатов при голосовании в ОНК (если оно было) .

Бывший начальник «Бутырки» Дмитрий Комнов, при покровительстве которого тюремные врачи отказывали Сергею Магнитскому в медицинской помощи, по поводу которого от заключенных поступали жалобы на избиения в СИЗО, получил 149 баллов и стал членом ОНК Москвы вместо Елены Масюк и известного правозащитника Андрея Бабушкина.

У меня с «рейтингом» оказалось хуже всех: я получила всего 25 баллов. 17 членов Совета ОП поставили мне нулевые значения.

И это при том, что прежние составы Общественной палаты 3 раза избирали меня в ОНК.

Вот как раз на последнем трехлетнем сроке случилась война с Украиной, дело многодетной матери Светланы Давыдовой, украинских политзаключенных Олега Сенцова, Александра Кольченко, Юрия Солошенко, которых я активно посещала в СИЗО «Лефортово».

За это мне «выдали» 25 баллов.

А потом и десятичасовой обыск впридачу.

Фото: Акция «Правовой десант» — день правовой помощи осужденным гражданам в ИК-9 Республики Башкортостан. Автор фотографии — Вадим Брайдов / Коммерсантъ.

Читайте также

util