Badge blog-user
Блог
Blog author
Виталий Шишкин
Blog post category
Новости

Виталий Шишкин стал злостным нарушителем режима из-за огласки незаконных действий администрации ФКУ ИК-3 г. Льгова Курской области.

Конфликт с администрацией ФКУ ИК-3 г. Льгова Курской области, длящийся с января так и не исчерпан. Сейчас Виталий Шишкин помещен в ПКТ на пол года. Вот как описывает произошелшие события сам Виталий.

8 July 2017, 11:28

Виталий Шишкин стал злостным нарушителем режима из-за огласки незаконных действий администрации ФКУ ИК-3 г. Льгова Курской области.

Конфликт с администрацией ФКУ ИК-3 г. Льгова Курской области, длящийся с января так и не исчерпан. Сейчас Виталий Шишкин помещен в ПКТ на пол года. Вот как описывает произошелшие события сам Виталий.

Статистика Постов 9
Перейти в профиль

9 июня 2017 года в отношении меня, сотрудниками ФКУ ИК-3 УФСИН России по Курской области было вынесено постановление о признании меня злостным нарушителем режима содержания в исправительной колонии и переводе в ПКТ на полгода.

Данное постановление вынесенное начальником ФКУ ИК-3 УФСИН России по Курской области от 09 июня 2017 вынесено с нарушением моих прав и из-за предвзятого ко мне отношения. Считаю его незаконным по следующим основаниям:

В колонии ФКУ ИК-3 г. Льгова я нахожусь с 25 ноября 2015 года по ноябрь 2016 у меня было два поощрения и одно взыскание. Претензий ко мне, как к «злостному нарушителю режима содержания» ни с чьей стороны не было. Я работал с первых дней пребывания в колонии.

В ноябре 2016 года я узнал, что к нам в отряд, из-за халатности сотрудников, а именно начальника отряда Абдурахманова М.Р., из карантина, без медицинского обследования переведен осужденный с открытой формой туберкулёза. В карантине по прибытию, обязаны были сделать флюорографию и только потом распределять по отрядам, но Абдурахманов М.Р. перевел его в отряд раньше положенного срока и осужденный не прошел медицинского обследования.

Только почти через месяц ему была сделана флюорография и обнаружен туберкулёз в открытой форме, осужденный был помещён в сан.часть ФКУ ИК-3, а потом вывезен в специальную колонию, где отбывают срок больные туберкулёзом.

Я обратился к начальнику отряда Абдурахманову М.Р. с просьбой провести обязательную профилактику в общежитии отряда, где он жил вместе с нами, здоровыми осужденными.

Прошло несколько дней, но ничего в общежитии сделано не было, только в банный комплекс ИК-3 на «прожаривание» были отнесены матрасы осужденных и то, только тех, кто находился с ним в одной комнате. А мне Абдурахманов М.Р. сказал, что никакой больной туберкулёзом в отряде не жил, что у Нестеренкова Николая не открытая форма туберкулёза, а грипп.

После моих возражений, на меня сразу же был составлен рапорт и 9 декабря 2016 года я получил выговор, за то, что якобы спал утром.

Мне предложили забыть обо всём и тогда снимут взыскание через три месяца.

12 января 2017 года я написал заявление на начальника отряда Абдурахманова М.Р. о нарушении моих прав и с просьбой поместить меня в безопасное место.

С 12 января 2017 года по 26 марта 2017 года я был в безопасном месте, чем служило помещение ШИЗО в ИК-3. Там сразу же началось на меня психологическое давление. В нарушение правил внутреннего режима я содержался в камере ШИЗО, по правилам предусмотренным для тех, кто нарушил режим и отбывает наказание в штрафном изоляторе, а не по общему режиму и распорядку дня моего второго отряда, из которого меня перевели в безопасное место.

-подъём у меня был не в 6 — 00 утра, а в 5-00;

-кровать в камере пристёгивалась на весь день к стене;

-я был лишён права на телефонные звонки своим близким;

-в течение более двух месяцев, мне только два раза разрешили приобрести продукты в магазине, вместо двух раз в месяц, как положено.

Начальник Абдурахманов М.Р. за всё время посетил меня только один раз и я не мог получить никакую помощь, посещение врачей разрешается только в сопровождении начальника отряда, как и звонки близким, как и покупка продуктов в магазине.

Кроме незаконного распорядка дня с режимом содержания не соответствующему моему статусу на меня стали выписывать незаконные рапорта, якобы за то, что я сплю в неположенное распорядком дня время. Я законопослушный человек и никогда не нарушал режим содержания, так как хотел условно-досрочно освободиться и быстрее оказаться вместе со своими детьми.

***

В марте месяце я написал несколько жалоб в Прокуратуру и комитет по правам человека. После этого мне выписали 6 рапортов и 23 марта 2017 года я получил два выговора и наказание — помещение в ШИЗО на 13 суток, за то, что спал в неположенное время и утром не проснулся в 5-00 утра, хотя подъёма ещё не было.

29 марта 2017 года Прокурором по надзору за соблюдением законов в ИУ по Курской области Шатуновым А.А. было вынесено постановление за № 15ис-2017 об отмене наложенных на меня выговоров: двух от 22 марта 2017 года и признал незаконным выдворение меня в штрафной изолятор на 13 суток. Данные наказания он признал, что вынесены с грубым нарушением порядка применения мер дисциплинарного воздействия.

Так же в адрес начальника ФКУ ИК-3 УФСИН России по Курской области Прокурор вынес представление, в котором поставил вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц.

29 марта 2017 года меня выпустили из ШИЗО ИК-3 и перевели обратно в отряд № 2.

В этот же день 29 марта 2017 года на меня был составлен рапорт начальником отряда Абдурахмановым М.Р. и 30 марта 2017 года я получил выговор и ещё один рапорт, по которому 1 апреля 2017 мне объявили ещё один выговор.

***

С момента моего пребывания в ИК-3 г. Льгова я просил пригласить окулиста, так как у меня очень плохое зрение и больные глаза, а также писал каждый квартал заявление о том, чтобы меня отправили на специальную комиссию по признанию у мен инвалидности. Но ничего не было сделано.

В январе 2017 года я обратился с этим вопросом к уполномоченному по правам человека в Курске, мне дали ответ, что окулист мне скоро будет предоставлен и я буду отправлен в больницу на обследование, это было в феврале 2017г.

Только 3 мая 2017 года ко мне пришел окулист, и без всяких специальных утсройств по обследованию глаз, методом «вижу — не вижу», мне подобрали подходящие линзы по диоптриям и выписали рецепт. Но я сомневаюсь в квалификации такой помощи, очки мне подбирали в комнате менее 3 метров в длину, поэтому выписали рецепт на −7,0 и −7,5 на глаза, хотя до этого все 25 лет, что я ношу очки зрение у меня было одинаковое на оба глаза. Расстояние между глаз определили для оправы как 62-64мм, а у меня всегда было 60 мм. Печатей врача на рецепт не поставили. Я написал заявление в Прокуратуру по этому поводу с просьбой провести новое обследование.

Сейчас июнь 2017, а в больницу на обследование меня так и не отправили.

***

12 мая 2017 года я написал заявление о том, что со стороны начальника отряда Абдурахманова М.Р. были незаконные действия по отношению к двум осужденным отряда № 2 Вялых и Никулину. Данное заявление отнес в дежурную часть и попросил дежурного помощника начальника колони зарегистрировать моё заявление в законном порядке, а также принять заявления со стороны других осужденных.

Дежурный помощник прочитал моё заявление, кому-то позвонил и вернул мне его назад, сказав, что такие заявления он не принимает и что мне не нужно ничего писать на начальника отряда.

О данном случае я сообщил адвокату, а Вялых и Никулин отправили своё заявления по электронной почте в СК и Прокуратуру.

Я считаю, что на этих осужденных сразу началось моральное давление — их вызывали в дежурную часть, где они провели более 4-х часов, пока их родственники не добились, чтобы их выпустили в отряд.

На следующее утром 13 мая 2017 года меня, по дороге по плацу на утреннюю проверку, забрали в дежурную часть. И начали задавать вопросы: зачем я приходил в дежурную часть без разрешения администрации. Я пояснил, что подавал заявление на нарушение закона со стороны начальника отряда № 2 Абдурахманова М.Р. и что в этот день он не был на работе в интервале с 12-00 до 15-00 (12 мая 2017 года) и весь отряд № 2 сам без сопровождения ходил обедать в столовую и что я не могу подать заявление на нарушение начальником отряда № 2 закона, ему же самому.

На меня тут же были составлены рапорта и вынесено постановление начальника колонии ФКУ ИК-3 УФСИН России по Курской области о водворении меня в штрафной изолятор на 15 суток.

Считаю, что данное наказание вынесено с целью — помешать мне обжаловать нарушение закона о непринятии у меня заявления о нарушениях со стороны Абдурахманова М.Р. и оказать помочь в защите прав осужденным Вялых и Никулину. Я заявил начальнику отряда № 2 Абдурахманову М.Р., что избиение и оскорбление осужденных является преступлением и он должен нести за такие действия наказание.

13 мая 2017 года меня поместили в ШИЗО. По ПВР мне должны были предоставить мои личные вещи в камеру, а именно: нижнее бельё, носки, тапочки, средства личной гигиены и письменные принадлежности.

Письменные принадлежности мне предоставили только 19 мая 2017 года в пятницу, и я смог отправить своё письмо о нарушении моих прав только в понедельник 22 мая 2017 года, а так же письмо моим родственникам о том, что я нахожусь в ШИЗО и не могу больше им звонить, чтобы они не беспокоились о том, что со мной произошло.

Считаю не предоставление мне законных вещей в ШИЗО, как грубое нарушение моих прав и способ оказания на меня давления за мои заявления о незаконных действиях со стороны сотрудников администрации.

Так как я не нарушаю режим содержания в колонии, а меня нужно было изолировать от других осужденных, которым я помогал защищать свои права, то на меня стали выписывать рапорта по очень сомнительным фактам нарушения режима, на которые никому кроме меня в ФКУ ИК-3 ещё не выписывали.

Так 21 мая 2017 года утром, перед законной часовой прогулкой в камеру вошли дежурные сотрудники с включённым видеорегистратором и заявили, что они принесли мне чистящие средства и я обязан произвести под их контролем уборку камеры, которая неожиданно оказалась в антисанитарном состоянии, хотя до этого никаких замечаний не было. Я отказался производить уборку, я и так сам её произвожу во время отведённое под уборку помещения. Но на меня составили рапорт за отказ выполнять законное требование администрации. Через 50 минут я был на прогулке, после не выполнения распоряжения по уборке камеры в 8-00 утра, в 8-50 дверь прогулочного дворика открылась и мне сказали, что я должен убирать за собой прогулочный дворик, что в нём грязь, строительный мусор, окурки и спички.

Я пояснил, что по ПВР я действительно должен производить уборку в прогулочном дворике за собой. Там сказано именно: «за собой». А не после строителей, которые там ведут работы по подготовке двориков к побелке и ремонту пола, который весь сыпется, так как на нем не качественный цементный пол.

Я не курю, меня перед прогулкой обязательно обыскивают и со мной не было ни сигарет, ни спичек, ни строительного мусора в карманах, чтобы я его там раскидал. Меня завели изначально в антисанитарный дворик.

И самое ещё немаловажное у меня ещё не закончилась к тому времени положенная мне по ПВР часовая прогулка, но сотрудникам нужно было скорее снять меня на видеорегистратор, чтобы оформить мне продление ШИЗО.

22 мая 2017 года утром в камере ШИЗО была проверка перед прогулкой и антисанитарного состояния там не обнаружили, но в 8-50 — 8-55, когда ещё прогулка не закончилась ко мне в прогулочный дворик также зашли и обнаружили мусор, окурки и спички на полу. Я также пояснил, что всё это я не мог набросать и убирать я должен «за собой». Но на меня был составлен рапорт, не взирая на мои возражения о том, что тогда нужно разбираться и с тем, откуда в ШИЗО запрещённые сигареты и спички.

25 мая 2017 года в камеру ШИЗО № 12 ко мне пришёл с включённой видеокамерой начальник отряда № 2 Абдурахманов М.Р. и принес мне постановление Прокурора об отмене выговора от 1 апреля 2017, выписанного на основании незаконного рапорта самого Абдурахманова М.Р. Естественно он был зол на меня и не мог быть в непредвзятом состоянии, ведь за незаконно вынесенные выговоры он должен нести дисциплинарную ответственность.

Находясь в таком состоянии Абдурахманов М.Р. начал проверять санитарное состояние камеры и снимать все на видеокамеру. Он зашёл в туалетный отсек, пока я, по его распоряжению ознакамливался с постановлением Прокурора сидя за столом, и вдруг нашел спичку и мусор под мойкой.

Я очень удивился его находке, ведь утром в камере был обыск несколькими сотрудниками двух дежурных смен и никаких спичек на полу никто не нашёл — за спички в ШИЗО полагается строгое наказание и тем более не курю. Я зашёл в туалетную комнату и с удивлением на самом видном месте увидел спичку и какой-то странный мусор под мойкой. Видя, что Абдурахманов М.Р. всё снимает я не стал говорить, что спичку мог подбросить только он — т.к. при ежедневных обысках её никто не видел, а я буквально час назад мыл пол и под мойкой в том числе, на видео будет даже виден еще мокрый пол по углам под мойкой и совершенно чистый под углами и вокруг спички и ниток, которых в камере никогда не было и за 12 дней мне ни разу не сделали замечание о плохом санитарном состоянии камеры и до сегодняшнего дня тоже.

Считаю, что Абдурахманов М.Р. незаконно зашёл ко мне в камеру ШИЗО, он вообще не имел полномочий приносить мне на ознакомление постановление Прокуратуры об отмене выговора и за состоянием порядка в камерах ШИЗО следят специальные сотрудники, прикрепленные к ШИЗО. Спичек и ниток в камере никогда не было, если бы Абдурахманов М.Р. вместе со мной стал снимать на видео камеру и мы бы вместе обследовали помещение, то тогда можно было бы увидеть, что спичка была и до него. А так, он в нарушение правил ознакомления с постановлениями, посадил меня за стол, а сам зашел в туалетную комнату, что видно на камере наблюдения за ШИЗО. Он пришел именно первый раз с видеокамерой — словно точно знал, что есть спичка или мусор. При этом он никогда ранее не проводил ни у кого таких осмотров в камерах ШИЗО.

Считаю, что он действовал именно с желанием отомстить за снятый выговор и давал понять, чтобы я никуда не жаловался, что он точно найдет за что мне выписать новое взыскание.

26 мая 2017 года я получил за три рапорта от 21-22 мая 2017 года два выговора и водворение в ШИЗО на 15 суток. То есть мне не дали ни возможности исправиться, первичное нарушение почти всегда ограничивается проведением беседы, что есть у 99,9% осужденных.

Не уборка, точнее некачественная уборка в камере, вовсе не является злостным нарушением и не подлежит строгому наказанию, а не уборка в прогулочном дворике, также не злостное нарушение, за что можно водворять в ШИЗО на максимальные 15 суток.

Это сделано исключительно для того, чтобы наказать меня за мои заявления в Прокуратуру и СК о нарушениях со стороны сотрудников и чтобы я не находился во втором отряде, где не даю Абдурахманову М.Р. нарушать закон и права осужденных.

В ШИЗО на первом этаже 5 камер с осужденными, но только мне выписаны рапорта за не уборку прогулочного дворика и вынесено дисциплинарное наказание, а значит ко мне действовали исключительно с предвзятостью.

9 июня 2017 года меня ознакомили с новыми постановлениями начальника ФКУ ИК-3 о том, что меня наказывают ещё тремя сутками ШИЗО и что я признан злостным нарушителем режима наказания и перевожусь из 2-го отряда в строгие условия содержания — в изолированные условия от других осужденных и невозможностью свиданий и телефонных разговоров с близкими.

Почему мне не дали шанс исправиться? Вернуться в свой отряд и выйти на работу? Как отказ от уборки может быть злостным нарушением режима? Почему у других, нарушающих режим гораздо больше выговоров и помещений в ШИЗО, но они не признаются злостными нарушителями режима?

Почему именно после моих жалоб на действия сотрудников я стал таким нарушителем? И после моего заявления в СК на нарушение закона со стороны Абдурахманова М.Р. и о том, что руководители ФКУ ИК-3 УФСИН России по Курской области покрывают его незаконные действия, меня решили содержать в строгих условиях?

13 июня 2017 года я написал заявление с просьбой поместить меня в безопасное место согласно 184 статьи ПВР, где предусмотрено размещение в безопасное место по первому же требованию осужденного, который опасается за свою жизнь и здоровье, по причине конфликта и с осужденными и с администрацией колонии. Я просил поместить меня в безопасное место пока проводятся проверки по моим заявлениям на действия начальника отряда Абдурахманова М.Р., так как сам он не отстранен и может оказывать на меня психологическое и морально давление.

Мне отказали! Ответа на моё заявление не дали — конечно, поместить меня в безопасное место по причине конфликта с администрацией — это значит придать огласку конфликту и необходимости сообщить об этом в Прокуратуру и другие органы.

14 и 15 июня 2017 года я отказывался от приёма пищи, пока не были бы выполнены мои законные требования о помещении меня в безопасное место.

!5 июня 2017 года меня хотели закрыть в специальное помещение СУОН для злостных нарушителей режима содержания. Я отказался по причине того, что 13 июня 2017 года написал заявление о помещение меня в безопасное место и мою просьбу обязаны удовлетворить минимум на 30 дней и проводить проверку.

15 июня 2017 года я написал повторное заявление о помещение меня в безопасное место и вручил его оперативным сотрудникам в присутствие адвоката, также свое заявление написал и мой адвокат. Но в этом было отказано, несмотря на ПВР статью 184, где сказано, что администрация должна незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности.

20 июня 2017 года в 20-25 я получил два письма от начальника ФКУ ИК-3 УФСИН России по Курской области от 20.06.2017 № 47/ТО/32/-5288 и 5304, что ими была проведена проверка моих заявлений и они не нашли информации о наличии реальной угрозы моей жизни и здоровью и в связи с этим оснований для перевода в безопасное место согласно ст.13 УИК РФ нет.

util