Badge blog-user
Блог
Blog author
Ev Ro
Blog post category
Политика

Россия. Европа. Анти-солидарность. 2017

Достойны ли либералы своего Отечества в XXI веке?

20 Сентября 2017, 20:22

Россия. Европа. Анти-солидарность. 2017

Достойны ли либералы своего Отечества в XXI веке?

Статистика Постов 15
Перейти в профиль

Известный историк своего времени Р. Пайпс очень удивлялся огромности России ХХ века и ее культурному разнообразию. Все еще не был решен польский вопрос, на дальних подступах Кавказа орудовал абрек Зелимхан, близились даты великих революционных потрясений, в крупных городах зарождался крепкий класс буржуазии, царский престол возглавлял молодой и нерешительный царь Николай II, с осторожностью оглядывающийся на Европу и происходящие там изменения. В эмиграции то и дело выпускались радикальные газеты с заголовками о необходимости переворота и убийства членов дома Романовых. Продолжатели дел великой французской революции сражались с великими умами консервативной мысли Карамзиным, Бердявым, Победоносцевым.

Славянофильская идея пересекалась с мыслью сохранения культурных корней в Европе и резким антагонизмом против устаревшего порядка старого света.

Мы никогда, на самом деле, не были на задворках Европы.

Даже «дивный новый мир» не мыслился без прекрасного Запада, который должен был первым экспортировать революционный настрой в широкие массы. Интернациональные союзы рабочих с их идеями коммуны, широким влиянием французской исторической культуры (иностранный паспорт СССР имел русский и французские вкладки, а сама история социалистической революции органично вплеталась в дело Робеспьера, Дантона и Демулена) находились в вечном конфликте со старой Россией, с ее смесью «французского с нижегородским», с ее фешенебельными салонами и модой на французские деликатесы и французские манеры.

Немецкие настроения императоров дома Романовых, от излишней изящности перешедших в экономность и протестантский дух полезности, конфликтовали с убожеской простотой нового коммунистического мира, где, прежде всего, ценились примитивность конструкций и самые базовые удобства.

Славянофильство плавно перетекло в историческую взаимосвязь Союза ССР и Восточной Европы, общую историческую судьбу угнетаемых народов и новую революционную пропаганду.

Даже сегодня, находясь, под санкциями, Россия мыслит себя не то евразийской державой, не то альтернативной Европой, не теряя при этом ни экономически важных, ни политических, ни тем более культурных контактов со Старым Светом.


Когда я вижу с десяток другой миллион россиян, рассуждающих о столетии революции, передо мной сразу возникает образ гражданской войны, сделавших себе идолов из образов, идущих, в общем-то, в одном и том же направлении.


Разве могла чарующая русская культура с ее магической простотой быта, дивными деревенскими пейзажами деревянных церквей и изб у березок, с традиционной верой в перунов и водяных на болотах, превратится в космполитичный европейский юнионализм?

Разве чудесные победы Российской империи, с ее Тавридой, Бессарабией, Польшей и покоренным Кавказом, с ее Пушкиным, Багратионом, Толстым, Есениным, Суворовым, Глинкой и Шестаковичем, могли быть они проданы за три серебряника на не совсем честные результаты треш-шоу «Евровидение», на современное поколение писателей типа Р. Медведева, Д. Донцову и Ю. Шилову?

Разве революционный дух первых пятилеток с восставшей из пепла гражданской войны Россией с советской моралью и верой в светлое космическое будущее могли эволюционировать в агрессивный капитализм, свободу самовыражения, доходящей до грани разумного (типа радикальный православный или имперец-сталинист) и идею о месте России наравне со всеми, но в маленьком, нестабильном объединении под названием ЕС?

Ленин, Троцкий и Зиновьев, цари Петр, Александр и Николай, Циолковский, Столыпин, Витте, Пушкин, Лермонтов, Толстой, Алиса Селезнева, Ломоносов, Евгений Онегин и князья древней Руси по линии Рюриковичей, ну, на кого же вы нас оставили? Мы не те русские, не те россияне, не те граждане совершенно не той страны, которой должны были быть.

Мы не согласны быть в нашем положении сейчас, потому что история наша трудна, культура объемна, территория — огромна, народ гениален и ужасно обманчив по умолчанию. Мы не имеем солидарности с теми, кто утверждает, что наша история величава, ровно как и с теми, что отдельные периоды ее должны быть вычеркнуты из памяти. Мы готовы спорить до хрипоты, боясь развала государства и тем не менее осознавая себя его частью только в самых редких, грозящих собственному существованию, случаях.
Мы не знаем, кто мы. Наше прошлое переписано не то великими победами, не то еще большим обманом. Наше настоящее — подготовка к прыжку в будущее, которое никто из нас себе не представляет.

Быть может, смысл этого очень напоминает нам дискурс столетней давности. Мы отвергаем единственно-верную установку на солидарность, на согласие в оценке происходящего, идею, что русский — он же россиянин, значит, демократ, свободолюбивец и искатель истины. Что идея Европы не в самой Европе, но в идее демократических ценностей, в открытых границах, в культуре протеста и единстве в разнообразии.
Что мы — либералы — являемся историческими приверженцами чудесной культуры широких, бескрайних полей, являемся знатоками нескольких языков и при этом мечтаем о социально-равном государстве для всех и каждого. Что мы и есть будущее России, вершина ее сложной исторической судьбы и многообразия толерантных культур.

Мы достойны своего Отечества более, чем кто-либо другой. И мы должны знать это, помнить об этом и активно доносить свою позицию тем из мыслителей, кто все еще живет химерами России из прошлого, отвергая ее настоящее и тем более будущее.

Читайте также

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:48

1 Апреля 2018, 03:47

util