Badge blog-user
Блог
Blog author
А. Семёнова
Blog post category
Общество

Кто ж за него посадит? Он же памятник.

Кто и как должен бороться за гражданские права в России?

19 January 2017, 15:37

Кто ж за него посадит? Он же памятник.

Кто и как должен бороться за гражданские права в России?

Статистика Постов 1
Перейти в профиль

Конец 2016 года ознаменовался множеством мрачных событий, как в стране, так и в мире. Не без внимания остался и жест двух краснодарских активистов, который оскорбил чувства сотрудников спецслужб. Оскорбление было настолько глубоким, что местным СМИ было даже рекомендовано удалить со своих площадок публикации по теме.

Речь об акции, которую устроили двое жителей столицы Кубани: Алексей Кендляковский и Виктор Чириков.

Как уже известно, Кендляковский и Чириков были обвинены в том, что по-своему «отметили» день чекиста. И в честь праздничка (20 декабря) приколотили деревянный крест к памятнику Феликса Дзержинского. Оба были осуждены за хулиганство. Оба, находясь в заключении, держали голодовку. Оба уже на свободе. Но осадочек остался.

Чем именно этим людям не люб оказался основатель ВЧК не сообщается. Однако тот факт, что ситуацию с правами человека на юге России можно назвать удручающей, неоспорим. Иначе об этом говорить нельзя. Ведь только полное отсутствие адекватного диалога между обществом и властью может толкать на подобные акции. Сложно судить, чего именно хотели добиться активисты этим жестом. Отомстить? Памятнику? На самом деле проблема тут зарыта намного глубже. И это — полное отсутствие навыка законного отстаивания гражданских прав.

Политические репрессии, в свое время, не коснулись лишь немногих семей Краснодарского края. И все это не могло не застрять в памяти поколений. А теперь, при явной тенденции к обелению образа советского режима, люди, чьи родные были репрессированы, чувствуют себя оскорбленными. Но как правильно и, что главное, законно отстаивать свои права они попросту не знают. Не учил никто. Вот и действуют вслепую. И наламывают дров в виде сроков за хулиганство.

А тем временем очаг недовольства вокруг конкретного монумента главе ВЧК вспыхивает в Краснодаре уже не впервые. Весной 2016 года организация «Экологическая вахта по Северному Кавказу» обращалась в краснодарскую мэрию с предложением убрать этот памятник из центра города. А огромный мощеный сквер (площадью более 800 кв. метров) отдать под зеленые насаждения.

Инициатива экологов закончилась ничем. Бюст и ныне там. Да и замощенный тротуарной плиткой «плац» не озеленился. Справедливости ради надо сказать, на одном озеленении «Эковахта» не остановились. Активисты-экологи предложили не только перенести памятник в другое место, но и вновь засаженный сквер посветить памяти жертв политических репрессий. Инициатива может и годная, вот только почему она исходит от экологов? Ведь в крае есть организация, которая изначальной целью своей ставила сохранение и защиту памяти репрессированных.

Краснодарский «Мемориал» — это как раз тот орган влияния, который мог бы (и должен бы был) быть посредником между краевыми властями и обществом. Но на фоне всего происходящего от организации этой ни слуху, ни духу. Будто и нет их в регионе вовсе.

Председатель правления краснодарского «Мемориала» Сергей Кропачев от комментариев по теме отказался. Все попытки услышать мнение историка по этому вопросу закончились короткими гудками. А само название «Мемориал» никак не фигурирует ни в одной ситуации, где их участие (или хотя бы мнение) было бы уместно, разумно и полезно. Видимо, нет дыма без огня. И разговоры о том, что краснодарский «Мемориал» структура лишь номинальная, а на практике никак не функционирующая, вполне обоснованы.

Сам же Кропачев активно занимается наукой и издает «книги памяти». Причем ни для кого не секрет, что списки репрессированных для этих книг собраны при поддержке администрации края и управления ФСБ. Разумеется, нет ничего плохого в том, что глава краснодарского «Мемориала» находится в дружеских взаимоотношениях с властями. Однако это не может не связывать руки, когда приходит пора выйти из архива и проявить себя здесь и сейчас. Понять Сергея Александровича можно. Высказаться по острому социальному вопросу и при этом не обидеть уже не «медного чекиста», а вполне себе реальных, не всегда возможно. И для профессора это риск. Ведь если поссориться со спецслужбами, то в архив в следующий раз могут и не пустить.

Поэтому политика, выбранная председателем краснодарского «Мемориала» — политика невмешательства.

Но до тех пор, пока такие организации бездействуют, вся борьба за права человека и будет сводиться к акциям, на грани хулиганства. Это ли не показатель того, насколько слабо на юге России развито гражданское общество.

В то время как «старший брат» краснодарского «Мемориала» в городе-герое Москве сражается за свое право на работу, его южный «родственник» сидит в кустах и не подает признаков жизни. Так о каком восстановлении исторической справедливости в регионе вообще можно говорить?

В Уставе краснодарского «Мемориала» русским по белому написано, что цель организации: «преодоление тоталитарных стереотипов и утверждение прав личности в государственной практике и общественной жизни путем направленного воздействия на общественное сознание с целью построения в Краснодарском крае демократического правового государства и развитого гражданского общества; восстановление исторической правды и увековечение памяти жертв политических репрессий». Иными словами, обещают и память репрессированных восстановить, и новых жертв не допустить.

Но имеют ли эти задекларированные цели хоть какой-то вес, когда здесь и сейчас жители края получают сроки за памятник? Едва ли. Самовольное восстановление исторической справедливости в виде вандализма симпатии вызывать не может. Но заниматься этой проблемой без нарушения общественного порядка в Краснодарском крае, по всей видимости, некому.

util