Badge blog-user
Блог
Blog author
Хаим Калин
Blog post category
Общество

У истории на подтанцовке. Часть 3

Проворный ум аналитиков быстро прорисовал параллель: обмолвка Путина — «вещдок» его причастности к взрывам жилых домов в сентябре 1999 г.

28 Июля 2017, 15:57

У истории на подтанцовке. Часть 3

Проворный ум аналитиков быстро прорисовал параллель: обмолвка Путина — «вещдок» его причастности к взрывам жилых домов в сентябре 1999 г.

Статистика Постов 9
Перейти в профиль

Либеральный лагерь по большей мере проигнорировал фильм Стоуна о Путине, должно быть, восприняв его (и не без оснований) очередным проектом Кремля. При этом у немногих откликнувшихся главный тезис — реакция ВВП на предложение Ельцина назначить того премьером.

Неудивительно. Ибо прозвучавшая из уст Путина интерпретация того события экспертами не прогнозировались. Впрямь странно: думать об увольнении, не обретя должности? При этом стержень забот ВВП — безопасность детей в случае отставки. Поскольку, надо понимать, охрана «бывшему» не полагается... Это, простите, о чем? Гримасы престолонаследия? Или личная безопасность в России сродни Сомали?..

Между тем проворный ум аналитиков быстро прорисовал параллель: обмолвка Путина — «вещдок» его причастности к взрывам жилых домов в сентябре 1999 г. В частности, такая аллюзия содержится в тексте О. Кашина «Кофе, сэр!» от 26.06.2017 г.

Однако между прощупыванием кандидатуры Путина Ельциным и сентябрьской трагедией добрых четыре месяца. Тогда страхи, артикулированные Путиным, диктовались чем? Даже, если в недрах ФСБ (где ВВП тогда директорствовал) те теракты и планировалось, то допущение О. Кашина очень вольное. Не столько притянутое им (как и прочими) за уши, сколько вклад в эпидемию постправды, грозящую похоронить цивилизацию.

Тут не обойтись без отступления, давно вынашиваемого. С подачи А. Литвиненко и Ю. Фельштинского в либеральное обращение поступила весьма экзотичная банкнота неясного достоинства. На ней два грозных «П» — Путин и Патрушев, колдующие над картой, где прочитываются вгоняющие в дрожь названия — Буйнакск, Волгодонск, Москва. Следует отметить, ассигнация весьма востребована, в основном, для взаиморасчетов в самой комьюнити, понятное дело, дискуссионного свойства. При этом либеральный лагерь рассечен условным водоразделом: те, кто свято верит в ее отоваривание и те, кто отрицают ее платежеспособность либо сомневается в ней. Автор принадлежит к последнему сегменту.

Позицию реалистов-скептиков наиболее убедительно сформулировал А. Невзоров: ФСБ к взрывам ни с какого боку, поскольку загерметизировать столь рискованное предприятие, требующее взаимодействия десятков офицеров, невозможно. Утечка рано или поздно бы произошла.

В какой-то момент размышления о приводных ремнях российского 09.11. стали одолевать и автора, при том что А. Литвиненко всегда воспринимался как сомнительный, склонный к конспирологии персонаж. Но работа над материалами трагедии — сродни заплыву в океане — к чему-нибудь путному не привела. Как итог, подача события Википедией показалась наиболее достоверной и заслуживающей доверия. Вместе с тем досаждала неудовлетворенность: будто расклад очевиден, но личная (субъективная) оценка — почему Путин сотоварищи вне той инфернальной игры — не складывалась, то и дело напоминая о себе.

Наконец все стало на свои места, хоть и весьма парадоксальным образом. Три сотни погибших, тысяча семьсот раненых — число жертв столь внушительно, чтобы статистически с теми или иными погрешностями заключить: трагедия унесла или искалечила не один десяток лиц с криминальным прошлым, активных или вышедших в тираж уголовников. Среди них вполне вероятны те, кто были близки к российской преступной элите, то есть к так называемому сословию «понятий». По ним, понятиям, взрывать невинных детей и женщин, да еще руками госструктуры, «нарабатывающей» рейтинг политика, — нечто за пределами ЗЛА. Стало быть, влечет не обычное отмщение, а нечто, соразмерное содеянному. По меньшей мере, в духе кровной мести, до такого-то колена...

Российская охранка, будучи проводником схожего «права» — что, по сути, ответвление тех самых «понятий» — не могла не принимать такую «перспективу» в расчет, пусть ее вероятность низкого порядка. И сколько бы чекисты не были невежественны, кто-то бы да вспомнил, что одна из версий убийства Джона Кеннеди — месть американской мафии за войну, объявленную ей администрацией президента. Признай чекисты достоверность этой версии хоть на минуту, да еще увяжи ее с ликвидацией младшего Кеннеди, то есть второго колена, как и с устранением многих фигурантов, с теми убийствами соотносившихся, их условный энтузиазм резко бы увял.

Сколько бы аргумент, изложенный автором, не казался необычным, он всего лишь еще одна мотивировка, почему Путин и ФСБ не могли стоять за взрывами домов. В терактах сентября 1999 г.— признаки классического религиозно-националистического умопомрачения, торжество нерационального, если же опосредственно — одна из инкарнаций шахидизма. Лишь одиночки-фанатики, съехавшие со всех катушек, (пусть и объединившиеся в структуру), могли провернуть подобное. Да и сам дух предприятия — химически чистый Ближний Восток. Любая государственная институция, стесненная бюрократией и доносительством, поставь себе целью такое злодеяние, ужаснее отцеубийства, рано или поздно забуксовала бы.

На фоне запредельности этого ГРЕХА (пребывай ФСБ во главе той пирамиды) Гитлер с его Гляйвицской провокацией (убито несколько десятков собственных граждан, заключенных и уголовников) — шалун в коротких штанишках.

Так что А. Литвиненко и Ю. Фельштинским попутан масштаб, то есть налицо несоответствие заоблачных рисков гипотетическому обретению. Ведь разоблачение сулило высокопоставленным организаторам и исполнителям в погонах даже не суд Линча, от которого худо-бедно можно укрыться, а народное восстание, с чем не совладать. Низка вероятность такой операция и «под чужим флагом», ибо объекты взрывов весьма разбросаны географически.

С тех пор много воды утекло. Исполнители терактов — исламские экстремисты — осуждены, заказчики, правда, суда избежали. Гриф секретности по-прежнему довлеет над делом, подбрасывая конспирологическим версиям уголька. Как бы там ни было, к настоящему моменту ни достоверные утечки, ни весомые аргументы в пользу заговора Путина и силовиков себя не проявили (автор сознательно пренебрегает рязанским инцидентом, на его взгляд, синтез клинического идиотизма и произвола властей, поскольку при испытании «взрывчатая» смесь не взорвалась).

Между тем обнулять концепцию Литвиненко все же нельзя. Ибо с недавних пор у нее мощная, хоть и косвенная улика — аннексия Крыма Кремлем, «эталон» шкурничества и вероломства в лице государства. Ее вдохновитель и проводник, общеизвестно, Владимир Путин, главный «подозреваемый» по альтернативной версии сентябрьских терактов. И, не вызывает сомнения, акция столь же запредельна в своей гнусности, как и российский 9/11.

Тем самым принцип смежности пробуждает мрачные ассоциации, сколько бы приблизительной и оторванной от исторических контекстов аналогия ни казалась и сколько бы юридически ничтожной та «улика» — в разрезе взрывов домов — ни была. Как и не секрет, что именно спецслужбы России, будто «подельники» ВВП по сентябрьским терактам, с захватывающими дух цинизмом и расторопностью произвели отъем полуострова, после чего подняли мятеж на востоке Украины.

Тогда страхи Путина о безопасности своих дочерей при увязке с общим контекстом государства-социопата, им возведенного, приобретают оттенок, весьма опасный для президента. Да и он, важно заметить, мог все банально переврать, запутавшись в своих ощущениях: что, за чем следовало. И немудрено; как-никак события, затянувшиеся тиной истории.

Но переводят ли эти соображения стрелки на Путина как организатора терактов против собственного народа? Пусть косвенно, гипотетически... Нет, не переводят и не могут переводить, пока все архивные материалы по взрывам не будут преданы огласке и изучены специалистами. Стало быть, поживем-увидим. Хорошо бы при нашей жизни.

Хаим Калин

Читайте также

Русский след

16 Декабря 2017, 13:06

9 Декабря 2017, 09:54

9 Декабря 2017, 09:54

util